фото

(no subject)

Пиликала кошка на скрипке,
Цикады строчили азы.
И чудился образ улыбки
В тени виноградной лозы.

И брезжила ночь величава
При свете дежурной свечи.
И двигались слева направо
Медведицы в небе лучи.

И памяти сердце стучало,
И сон не двоил бытия
Не прожитой жизни начала
И яви исхода ея.




фото

(no subject)

Нашептанный нестих
Без моего участья.
И даже ветер стих,
Как накануне счастья.

Дрожат себе листы
Бесшумно, как глаголы,
И мысли так просты
И бесконечно голы.

В окно влетела тварь
Неместного пошиба.
Разбила мне букварь,
Где копошилась рыба.

И стало так светло,
Тепло и непохоже,
Что время истекло
И вслед пространство тоже.




фото

(no subject)

К МОЕЙ МУЗЕ

Буди и будь. Главенствуй и пророчь,
Ори несовершенна и упряма ,
Когда идет в бессмысленную ночь,
Одна на всех бессмысленная драма.

Играй свой свет на темени не дня,
Твой приворот полынен и не плотен.
Ты диким мясом накорми меня
В любой из безымянных подворотен.

И что мне до всевышнего родства,
Что рушит вновь разбуженная Порта,
Коль вне закона сна и естества,
Хрипит и дышит бешено аорта.





фото

(no subject)

Из неизбывности и нежности
Из ниоткуда – в никуда.
Из той великой неизбежности
Прихода Божьего суда

Пишу Вам, нежная и праздная,
Моя бессонница и сон,
Где эту жизнь прощально празднуя,
Душа спешит за небосклон.

Я жил, как все, на грани случая.
За гранью меры и тоски,
И снова боль, слепя и мучая,
Сжимает бережно виски.

Я Вам пишу, устало веруя
В несправедливости завет,
Мы - не последние, не первые
Изгнанники бесплодных лет,

Где мне, земной заботой полита,
Судьба вполне благоволит,
Где то, что налито – то пролито,
А то, что выпито – болит.

фото

(no subject)

ДИАЛОГ С САМИМ СОБОЙ

Говорит мне здешний человек,
Что пора от жизни отдохнуть,
Я в ответ, не подымая век,
Говорю, что продолжаю путь,

Но уже нисколько не спеша,
Суммой дел спасаем и ведом,
Что давно замыслила душа,
Отложив работу на потом -

Накормить скотину муравой,
Посадить за домом тополя,
И какой-то мыслимой порой,
Нас отпустит скорбная земля

В ту, где грезил словом наяву,
Где кружил мерцанием объят,
В ту мою последнюю главу,
Где стоит неведомый мне град,

Где недолгий отдых и приют,
Где уже не станет жен и дев,
Где давно неслышимо поют
Лишь глухим неслышимый напев.

фото

(no subject)

ДНЕВНИКОВОЕ

Вынуть гвоздь из просторной ноги,
И заклеить отверстие вдоль,
С этой жизнью мы нынче враги,
И мне нравится данная роль.

Что ты ведаешь в древней судьбе
Мерой россыпи здешних дробей,
Мне не можно промыслить тебе,
Что скрывает от глаз скарабей.

Видишь, вечер привычно потух,
Слышишь, ночь отворила уста.
Я считать не умею до двух,
А тем более - Ваших - до ста.

Но зато я умею любить,
И играть в полнолуние в винт.
Ариадны оборвана нить,
И разрушен давно лабиринт

Здешней веры поверх рубежа
В волчью сыть - напродув - шапито.
Жил, как все - торопясь и служа,
Никому.
Ничему.
Не-за-што.




фото

(no subject)

Не спеши, опоздав в то, что БЫЛО,
В то, что сплыло легко и светло,
Как же бережно вдруг и бескрыло,
Словно в омуте ногу свело.

Пейте чай, госпожа королева,
Лучше с тмином и лебедой,
Посадите учителя слева
И запейте беднягу водой.

А потом в позе древнего мага
Чуть коснитесь фаянсовых плит…
Ну а дальше – Париж или Прага,
Сердце равно знобит и болит.

фото

(no subject)


В посмертной жизни много смуты,
Хватает снов на жизнь едва.
Цежу сквозь вечность не минуты,
А только главные слова:

Семья, любовь, наличье воли,
Погода , чай по вечерам,
Перебирая четки боли,
И прочей жизни скучный хлам.

И кто, скажите мне, рассудит,
В чем я виновен или прав,
И смерть пройдет и Бог забудет,
Со мной в надежду поиграв.

А ветер прян и дождь по крыше,
Где в царстве тени - ты и я.
Где там вверху и много выше
Другая мера бытия.

фото

(no subject)

Поколдую, звук настрою,
И скручу в тугую нить.
То чего я в мире стою,
Не тебе о том судить.

Вот душа поверх сорочки,
Вот рассудок смысла вне.
Вот ушли из текста точки
Шагом медленным ко мне,

И в оставшемся разладе
Различить едва я смог -
«Будет править в Цареграде
Прежде царь, и следом Бог».

Но не мне блюсти законы,
Византийский тратя пыл,
Все житейские резоны
Я намедни позабыл.

И вяжу на спицах страха
Скорбный свет сгоревших свеч,
Чтоб горячей горстью праха
Рук холодных не обжечь.




фото

(no subject)

Легкий мех золотой шиншиллы

Перламутр в голубом огне.

Вы с улыбкой земной Далилы

Наугад подошли ко мне.

Незнакомая прежде леди,

Опустив милосердный взгляд,

Где гуляли во фраках медведи,

Представлявшие стольный град.

Как легки ваши па и зыбки,

Осторожны под звуки труб,

Как торжественно тень улыбки

Чуть коснулась неполных губ.

Где вы, замки моей Женевы,

Где с рассветом не гасла свеча,

И лежала рука королевы

Невзначай поперек луча.