Леонид Латынин (latynin) wrote,
Леонид Латынин
latynin

Categories:

Юрий Любимов «Маска и Душа». Премьера

Юрий Любимов после премьеры спектакля «Маска и Душа». Справа - Андреас Майер-Ландрут



Был на премьере Юрия Любимова «Маска и Душа».
Страстный и выразительный диалог, который через тексты Чехова ведет со временем Любимов, понуждает наново осмыслить вчерапрошедшее время.
Текст романса Глинки на слова Кукольника в исполнении Шаляпина вполне можно поставить эпиграфом к спектаклю -

Уймитесь, волнения страсти!
Засни, безнадежное сердце!
Я плачу, я стражду…
( ужасные слова, кроме «стражду», но как божественно досозданы музыкой)
Так каково же это вчерапрошедшее время, в которое заключили нас, не спросив нашего изволения.
Счастливое время, когда культура состояла из КРЕПОСТНЫХ и КАТОРЖАН, но которые жили в своей крепости и пели на своей каторге.
Сегодня дело с ней (культурой) обстоит много хуже. Ее удел - забвение, не бытие, эмиграция, хорошо еще тление, но за границей внимания, ценения, участия в жизни социума. Культуру не убили, ее даже не задушили, ее просто потеряли и забыли в социальной спешке. А функции оной передали в вечное(?) пользование ремесленникам и скоморохам.

Поразительна финальная сцена спектакля.



Огромная кисть руки - эскиз скульптуры Эрнста Неизвестного Рука скорби. ( Рука судьбы? Рука смерти?) с гигантскими линиями жизни, выступающая из пространства сцены, прощально машет стоящим на пароме, что плывут через Стикс с лицами, утратившими необщие черты, закрытые одинаковыми белыми масками (пусть даже Чехова).
Филолог Николай Иванович Либан однажды сказал своему ученику: «Поверьте, молодой человек, смерть в девяносто четыре года так же невероятна, как и в восемнадцать».
Несмотря на реальность, я вслед за ним хотел бы повторить: «Поверьте, молодой человек, что смерть культуры в семь тысяч лет так же невероятна как и на заре оной».
«Маска и Душа» и об этом тоже.
« Я стражду» - замечательно. Хорошо, что это Глинка и жаль, что это Кукольник. ЛЛ
Subscribe

  • (no subject)

    Я даже в мысли более безгрешен. Спеленут так, что звуку не пройти. Пусты зимой строения скворешен, И птиц пусты свободные пути. И только тот…

  • (no subject)

    НИЩАЯ СКРИПКА Нагнулась душа, прикоснувшись едва, Ладонью легко провела по губам, И память услышала молча слова, Что счастье делили с…

  • (no subject)

    И было утро, а потом Бежал навстречу пес, С зажатым плотно жадным ртом, И птицу гордо нес. А птица билась тяжело, Преодолев испуг, И наконец одно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments