Леонид Латынин (latynin) wrote,
Леонид Латынин
latynin

Рим и пустота

Пустоту заполним не собой,
Не вином, не женщиной, не Богом,
А чужой и призрачной судьбой
В здешнем царстве, плоском и убогом.

В зрелище с рассвета до темна
Места нету разноцветной тени,
Как сплошны и трудны времена,
Близящие царства к перемене.

Вот ужо перекроится мир,
Замолчит, что плакало и пело,
И уже зачитано до дыр,
Что любили музыка и тело.

Мы с тобой в шестнадцатом ряду
Смотрим на прощальные столицы,
Их финал написан на роду
Уходящей в вечность вереницы.

Где-то на краю мерцает Ур,
Гул востока нарастает зримо.
Вместе с нами смотрит сквозь прищур
Вещий глаз разрушенного Рима.

20 января 2013
Subscribe

  • (no subject)

    Я даже в мысли более безгрешен. Спеленут так, что звуку не пройти. Пусты зимой строения скворешен, И птиц пусты свободные пути. И только тот…

  • (no subject)

    НИЩАЯ СКРИПКА Нагнулась душа, прикоснувшись едва, Ладонью легко провела по губам, И память услышала молча слова, Что счастье делили с…

  • (no subject)

    И было утро, а потом Бежал навстречу пес, С зажатым плотно жадным ртом, И птицу гордо нес. А птица билась тяжело, Преодолев испуг, И наконец одно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments

  • (no subject)

    Я даже в мысли более безгрешен. Спеленут так, что звуку не пройти. Пусты зимой строения скворешен, И птиц пусты свободные пути. И только тот…

  • (no subject)

    НИЩАЯ СКРИПКА Нагнулась душа, прикоснувшись едва, Ладонью легко провела по губам, И память услышала молча слова, Что счастье делили с…

  • (no subject)

    И было утро, а потом Бежал навстречу пес, С зажатым плотно жадным ртом, И птицу гордо нес. А птица билась тяжело, Преодолев испуг, И наконец одно…