January 6th, 2020

фото

(no subject)

Время общей любви истекло,

Время личной любви не настало.

В первой суть и основа – стекло,

А вторая, увы, из металла.


Груда мусора где-то в углу.

То ли годы, а может, и сроки,

Я бы вытек беззвучно во мглу,

Без особой и внешней мороки.


Я бы вылетел дымом в трубу,

Я бы вышел из вашего века,

Но кому я оставлю судьбу

В бедном образе человека.


Но кому я оставлю слова,

Что достались мне трудно в наследство.

Этой печки вселенской дрова,

Что дымят до распада от детства.




фото

(no subject)


ДВЕНАДЦАТЬ ЛУН

Мясо, кости, шум дождя,
Ветер, бронза, рокот струн,
Есть у брачного вождя
На пиры двенадцать лун.

Вот он в длань берет пращу,
Вот он вывернул плечо,
Кровь стекает по плащу,
Медленно и горячо.

Что сказать тебе не в ор,
Чтоб пробить свинцовый лоб,
Этот век палач и вор,
Меньше вор и больше жлоб.

Разведи ладони глаз,
Размахни крыла навстречь,
Загляни на этот раз,
Где на дне мерцает речь,

Лавой движется дымя,
Освещая грешный путь.
Сумасшедшим помни мя,
Прочим, напрочь позабудь.

БЛОКОВСКИЕ ФОНАРИ

Какое солнце молодое,
Какая плоская земля.
И на холме дымится Троя
На фоне красного кремля.

И те цвета вдали едины,
И рознь меж ними не видна.
Я выпил обе половины
Суть наваждения до дна.

И эта смесь вины и веры,
Со справедливостью внутри,
Увы, такие же химеры
Как блоковские фонари.

Неяркий свет на два квадрата.
Деревья хворые в саду.
И что твои ума палата
При свете мысли какаду.

Тяни себе из смуты нити
И не спеши из круга вон.
Все повторяется в граните.
И жизнь, и смерть и даже сон.