Леонид Латынин (latynin) wrote,
Леонид Латынин
latynin

Вот и перевал, и, слава Богу,
Жизнь и быт. Вздохнули и пошли.
И опять продолжили дорогу
Посреди не боли, а земли,

Где просты беспечные заботы,
Где надежно живы ты и я,
Где, согласно выделенной квоты,
Мы имеем место бытия.

Что за место, знаю не наверно,
И зачем, я внятно не скажу,
Но скажу, что тяжело и скверно
Подходить к земному рубежу.

Оставляя чистые тетради,
Не сказав положенного в срок,
Что живем в последнем Цареграде
Окнами на взорванный восток,

Где в чаду азийского простора
Различима мысль не наугад,
Что разрушат, все-таки, не скоро
Наш приют – последний Цареград.

25 сентября 2007
Subscribe

  • (no subject)

    Я даже в мысли более безгрешен. Спеленут так, что звуку не пройти. Пусты зимой строения скворешен, И птиц пусты свободные пути. И только тот…

  • (no subject)

    НИЩАЯ СКРИПКА Нагнулась душа, прикоснувшись едва, Ладонью легко провела по губам, И память услышала молча слова, Что счастье делили с…

  • (no subject)

    И было утро, а потом Бежал навстречу пес, С зажатым плотно жадным ртом, И птицу гордо нес. А птица билась тяжело, Преодолев испуг, И наконец одно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments