Леонид Латынин (latynin) wrote,
Леонид Латынин
latynin

Был открыт балаган

Никого не узнал на последней невстрече.
Никому не сказал наугад неслова.
И сквозь пальцы текли незнакомые речи,
И болела моя-немоя голова.

И мелькали навзрыд ридикюли и банты,
И кружились, едва задевая меня.
И свисали с плеча тяжело аксельбанты,
Несеребряным звоном устало звеня.

Был открыт балаган, я просыпал монеты.
И, ступив за порог, я вошел в полутьму.
В этот гомон живой не моей оперетты,
Незнаком, наконец, на земле никому.

А за окнами – кони, кареты, машины,
Пешеходы, свирели, труба, синема,
И домов островерхих лепные вершины
Всё сводили меня монотонно с ума.

Что я делал, скажите, в бессмысленном веке,
Одолев, торопясь, не бессмысленный путь…
Поднимите мне, нелюди, красные веки,
Чтобы в душу свою я успел заглянуть.
Subscribe

  • (no subject)

    Я даже в мысли более безгрешен. Спеленут так, что звуку не пройти. Пусты зимой строения скворешен, И птиц пусты свободные пути. И только тот…

  • (no subject)

    НИЩАЯ СКРИПКА Нагнулась душа, прикоснувшись едва, Ладонью легко провела по губам, И память услышала молча слова, Что счастье делили с…

  • (no subject)

    И было утро, а потом Бежал навстречу пес, С зажатым плотно жадным ртом, И птицу гордо нес. А птица билась тяжело, Преодолев испуг, И наконец одно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments