Леонид Латынин (latynin) wrote,
Леонид Латынин
latynin

Categories:

Стихи 1965 года

Не беда, что не сразу доходит наш голос до века,
Не беда, что уходим мы раньше, чем голос доходит,
Ведь не сразу священными стали Афины, и Дельфы, и Мекка,
Да и тех уже слава, как солнце, зашла или ныне заходит.

И Пиндара строфа и слова Иоанна, как лава, остыли,
Усмехнется душа на наивный призыв толмача – «не убий!».
Сколько раз наше тело, и душу, и память убили,
А бессильных убить выручал своим оком услужливый Вий.

Наши дети растерянно тычутся в землю своими губами,
Но и эти сосцы истощили запасы надежды, желаний и сил,
Не спасает уже ни пробитое небо, нависшее низко над нами,
Ни истории миф, ни раскрытое чрево распаханных веком могил.

Все морали забыты, истрачены, съедены и перешиты.
И религией скоро объявят и горький отечества дым.
Наша жизнь и планета невидимо сходят с привычной орбиты.
Так до наших ли детских забот – быть услышанным веком своим.



6 августа 1965
Subscribe

  • (no subject)

    Мир без меня не так уж плох, Не так уж и нелеп. В нем сущны музыка и Бог, Огонь, вода и хлеб. Все так же беден отчий кров, И светится экран. И…

  • (no subject)

    Над не распаханной межой, Голубовато желтый дым, Ты умеешь быть чужой, Я умею быть чужим.

  • (no subject)

    Как вреден дым отечества, однако, Закрыта дверь и в голове угар, Не лучше ли отправиться в Монако, И в прочий незатейливый Катар. Чихаешь,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Мир без меня не так уж плох, Не так уж и нелеп. В нем сущны музыка и Бог, Огонь, вода и хлеб. Все так же беден отчий кров, И светится экран. И…

  • (no subject)

    Над не распаханной межой, Голубовато желтый дым, Ты умеешь быть чужой, Я умею быть чужим.

  • (no subject)

    Как вреден дым отечества, однако, Закрыта дверь и в голове угар, Не лучше ли отправиться в Монако, И в прочий незатейливый Катар. Чихаешь,…