Леонид Латынин (latynin) wrote,
Леонид Латынин
latynin

Category:

интервью в "Московских новостях"

http://www.mn.ru/issue.php?2007-5-8
ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА // Леонид Латынин: "Нас может объединить идея русской земли"
// Ольга Тимофеева, Роман Мухаметжанов (фото) //

Национальная идея закодирована в глиняной свистульке

Леонид Латынин, известный поэт и прозаик, издал книгу, во многом объясняющую его способность, выразившуюся в романах "Спящий во время жатвы", "Ставр и сара", "Русская правда", провидеть будущее России в ее прошлом. "Основные сюжеты русского народного искусства" (М., "Глас") - это не только описание уникальной коллекции игрушек, собранной исследователем в дальних экспедициях, но и проникновение в сакральный смысл знаков народной памяти, сохранивших дохристианскую историю России. Интересно, что уводит он нас не столько в сказки, былины, пословицы, сколько открывает путь к поиску национальной идеи, столь насущной для наших дней. Об актуальности народного творчества - отмененного, но не уничтоженного временем - Леонид Латынин беседовал с обозревателем "МН".- Существует сейчас народное искусство?

- Народное искусство практически не существует. Игрушка лепится в Каргополе, в Филимонове, в Кожле. Но лепится она людьми, вышедшими за пределы рода и контекста не только географического, но и мировоззренческого. Это уже люди другого сознания, чем те, которым были внятны знаки народных обычаев, стилей, обрядов. И окончательно оно было истрачено за последние лет 15. Еще в 1950-60-е годы, обходя земли Мезени, Северной Двины, Каргополья, Вологды, Забайкалья, я смог собрать коллекцию работ народных мастеров, которые своими рассказами помогли мне понять смысл основных сюжетов народного искусства. Я увидел, что оно - это своего рода Троя, скрытая от нас слоями культурных эпох. Однажды на Северной Двине, пройдя километров 50 пешком по грязи и лесу, я пришел в село, зашел в дом, куда меня позвали переночевать. Хозяйку звали Анна Филипповна. Смотрю, лежит паспорт. А это были годы, когда в деревне не было паспортов. Открываю, а в нем печать с царским орлом. Я говорю: "Зачем вам этот паспорт?" Она отвечает: "Батюшка, как же я без пашпорта-то буду?"

Или Николай Николаевич Вильмонт, блестящий германист, как-то рассказывал о том, как в 1930-е годы в нижегородской глухомани он увидел два стада - одно жалкое, другое сытое, ухоженное. На его вопрос, почему два, ему объяснили, что одно колхозное, второе - если барин вернется. То есть в России оставались земли, не охваченные советской цивилизацией, хранившие другой формат сознания. И в его глубинах сохранялся некий супертекст книги народной памяти, который передавался внутри рода посредством определенных навыков и технологий.

- В этом роду выбирались самые талантливые?

- Ничего похожего. Существеннее было проживание этого рода в одном и том же месте. Допустим, Хлуднево в Калуге, Филимоново в Тульской области имели вблизи этих мест особые глины, подходившие для керамики. Здесь делали горшки, кувшины, другие предметы обихода, а еще - игрушки. В деревне Красенки и Филимоново было около 500 дворов, и весь XIX век там лепили эту глину, выносили на рынок и продавали. В основном это был товарняк, то есть игрушка, слепленная в два щипка, а игрушки, которые мы видим на выставках, это своего рода рекламный ролик. Ее выставляли, но не продавали, она была дорогая, продавали вот эту мелкую копеечную игрушку.

- И все-таки, почему этим промыслом перестали заниматься?

- Индустрия отменила бытовую необходимость в посуде, алюминий вытеснил глину. Что касается игрушек, то распалась связь времен, распалась связь внутри рода. Кроме того, в 1930-е годы из 500 филимоновских дворов практически никто не занимался игрушкой. Любая попытка заняться этим ремеслом и продать ее на базаре рассматривалось как спекуляция, за которую сажали, наказывали. Игрушку оказалось возможным делать только инвалидам. Вот история одной филимоновской мастерицы. Был такой свадебный обычай - катание по межам. И вот жених гнал телегу, на меже невесту выбросило, она сломала позвоночник. Она стала инвалидом, ей было разрешено не работать в колхозе и что-то делать дома, и она лепила игрушку. Вот такие инвалиды спасли игрушку от полного уничтожения.

И только в 1960-1970-е годы вернулось какое-то количество людей к этому ремеслу. 80-летние бабки, сидевшие с внучками в отсутствие родителей, передавали им свое мастерство. Сейчас этим внучкам было бы по 80 лет, и все они вымерли, не передав ремесла.

- А если бы передали, наши современницы могли бы лепить игрушку, как столетия назад?

- Археологические находки показали, что многие антропоморфные и зооморфные глиняные игрушки нашего века не отличаются по пластике от игрушек прошлого тысячелетия. И основные сюжеты те же.

- Но есть утрата смысла?

- Конечно. В прежних был заложен сакральный смысл. В старинных игрушках, вышивках, прялках была дописьменная запись обряда, ритуала, дохристианского пантеона богов.

- И кто входит в этот пантеон?

- В этот пантеон входили боги мужеского рода: сам Род, затем Перун, Велес, Даждьбог, Стрибог, и женского - Мокошь, Ляля, Леля, и главные - Рожаницы, потому что в дохристианские времена в народе прежде всего почитались три бога - бог Род и сопутствующие ему рожаницы - мать и дочь. Они образовывали дохристианскую троицу, и она осталась зафиксированной и в игрушке, и в вышивке. Даже полотенце выполняло обряд оберега.

- Полотенце или то, что на нем вышито?

- То, что вышито, и прежде всего орнамент. Ибо он и есть вышитое магическое заклинание. Человек утром вставал, и он должен был, умывшись, очиститься от ночной тьмы. Утренним концом полотенца с изображением магического орнамента и женского божества он утирал лицо. Это было обрядом оберега. Вечером он приходил домой и ему нужно было очиститься от всего грязного и нечистого, что находилось вне дома. И он, умываясь, вытирался верхней, закатной частью полотенца, и снимал с себя магическим заговором все грехи. Функцию оберега выполнял практически каждый орнамент, и не только на полотенце, но и на подзоре кровати - защищал спящих от нечистой силы. Более того, изба была защищена орнаментом. Наличники - оберег, резьба вокруг ворот - оберег, конек крыши - защита от грозы, молнии... Человек, живя в страхе, в непредсказуемости мира, старался себя защитить. Для него орнамент и был этой защитой.

- Какой орнамент был самым распространенным?

- Фигура рожаницы, фигура берегинь или Мокоши, ромбо-меандровый узор. Этот растительный орнамент стал знаком земли и плодородия. По другой версии - это срез бивня мамонта. Силу зверя люди переносили в вышивку для того, чтобы сила перешла к ним и они могли защититься от мира.

- Но самыми изощренными по росписи были прялки?

- И понятно почему. У прялок было несколько функций. Одна из первых - как сейчас бы сказали - тусовка. В кругу зимних посиделок, а на них собиралась вся деревня, главными были, конечно, невесты. И было важно, чтобы у невесты была особенная прялка. Это был показатель социального уровня. Среди прялок попадались и свои "Роллс-ройсы", "Феррари" или "Жигули". И вот бабы и девки сидят напротив друг друга, поют свои обрядовые песни, а мужики смотрят на них и видят: да, эта прялка из богатого дома. Социальная атрибуция происходила благодаря качеству и месту производства той или иной прялки. И одновременно она выполняла и функцию оберега, там были сюжеты определенных ритуалов - хоровода, проводов зимы, свадебного катания, похоронного обряда, а еще обязательно был сюжет райского дерева.

- Считается, что русские, в отличие от других европейцев, никогда не ценили бытового комфорта, не умели устраивать внешнюю сторону жизни. Это входит в противоречие с тем, о чем вы говорите. И действительно, если посмотреть на предметы обихода, то видишь, как они красиво и искусно сделаны.

- Некоторые дома на Северной Двине, в Беломорье или на Мезени поражают воображение. Берем лавку - она резная, может быть с феноменальной росписью. На столе с резным подстольем будет стоять великолепная солонка в форме утицы. И это то, что составляет гордость не только местного музея, но и Русского или Исторического музеев.

- Но выходит, что жизнь украшалась не ради красоты, а ради спасения?

- В России к народному искусству было особое отношение, потому что оно несло в себе сакральное начало, и не только оттого, что было связано с обрядом и ритуалом. Главная причина в другом. Что такое Россия 15 веков назад? Это Америка - свободная территория, где нет государственной системы, бесконечное свободное пространство, куда со всех четырех сторон света сходились племена. Что это были за племена и почему они приходили сюда? Основная причина была в их конфликтности - либо религиозной, либо властной, либо житейской. Это были люди, выдавленные в силу разных причин на эту свободную территорию.

Государственность выталкивала из себя бунтующее, непокорное население. Возникала новая государственность, и опять инстинкт оппозиции, диссидентства, характерный для русского менталитета, изгонял этих людей. Отсюда феномен казачества с их непокорностью власти, заселение Сибири, Севера, заселение раскольниками, вступившими в конфликт с официальной церковью, всех самых глухих и недоступных власти мест - Севера, Сибири, Забайкалья. И вот здесь проявляется самая интересная вещь, которая касается русского народного искусства. Она заключается в том, что люди эти уносили с собой не землю, не дома - они уносили с собой обряд, ритуал, пантеон, эту роспись и эту резьбу. Люди уносили с собой дух и душу того места, где они жили. Отсюда сакральность народного искусства.

- Но ведь разные племена должны были нести разные смыслы?

- Совершенно верно. В чем особенность этой территории, которая называется русской землей? Она была родная и для туземца Русь и угро-финна, и для славянина, несшего свою систему оберегов с запада. Юг, восток - все несли свое. Поэтому суть в том, что русскость заключается в собранности разных систем - эстетических, религиозных, моральных и т.д. Не случайно на русской земле в VIII-IX веках люди хоронили своих родичей, следуя правилам непохожих обрядов - трупосожжение, прямостойкое захоронение, захоронение в позе эмбриона, символизирующее готовность к будущей жизни. Россия была котлом, в котором варились все эти народности и искусства. И не случайно, что калужская игрушка мало отличается формой, системой росписи от игрушки таджикской. Или угро-финская резьба - она тоже осталась в русском сложном орнаменте.

- Но вы же говорите, что каждая из этих игрушек была наполнена одним содержанием?

- Никогда. Все племена вкладывали в одну и ту же фигурку свое. Что явствует даже из разнообразия имен, связанных, например, с сюжетом "Олень": Бог-Олень, Важенки, Лось, бог Род, Сохатый, Хэглен. Весь фокус и заключается в том, что русский пантеон каждым племенем и родом читался по-разному, однако народное искусство объединило в себе разные мировоззрения.

- Но не мешала ли эта воинственность и непокорность племен, о которых шла речь, мирному сосуществованию мировоззрений?

- С этим, мне кажется, во многом связано возникновение христианства на Руси. Когда князем Владимиром 1000 лет назад овладела идея объединения разных племен, разных мировоззрений в некую одну государственную систему, он стал искать идею этого объединения. И первый опыт был неудачен.

Он собрал на своем теремном дворе фигуры богов основных племен - и Перуна, и Хорса, и Даждьбога, а также Стрибога, Семаргла и Мокоши. И это были только избранные боги, не было ни Велеса, ни Ярилы, ни Рода, ни Рожаниц.

И что оказалось? Это только обострило вражду, поскольку каждый говорил, что его бог главный, а прочие для них не боги вовсе, а другие жаловались, что его бога нет среди избранных. И тогда Владимир мудро принял христианство, с чужим, а значит, общим Богом и для вятичей, и для Руси, жившей по берегам тогда Русского, а ныне Балтийского моря, рядом с пришедшими из дальних европейских земель эстами и литвой и общим богом и для карелы, и чюди, и мери, и ями, и угров, и короси...

И это была идея, объединившая Русь в культуре, языке и меняющейся географии, которая в любых границах всегда имела имя русской земли. Только это помогло Владимиру в образовании единой государственности.

Между прочим, с идеей коммунизма произошло то же самое. Когда российская империя, простирая свою власть на все большие территории, в которых помимо православного пребывало население, исповедующее ислам, католицизм или буддизм, в начале двадцатого века начала разваливаться, чужая, а значит, общая идея коммунизма привела к возникновению относительно единого суперэтноса - советский народ.

Эта очередная идея обновленной империи не давала преимуществ ни одной из бытующих религий.

И сегодня мы находимся в той же ситуации, что и в X веке или на рубеже XIX-XX веков - существует необходимость общей идеи для сохранения государственности.

- И существует ли эта общая идея?

- Думаю, что да. Стоит только оторвать глаза от бездны, и мы увидим наше единственное щедрое и обильное наследство, оставленное нам, - это идея русской земли. Не земли русских, но русской земли.

На этой земле испокон веков живут и считают ее родной энное количество народов, этносов, мировоззрений, религий, национальностей, ибо и для православного, и для мусульманина, и для буддиста и для иудея идея русской земли является общей, следовательно, объединительной, идеей.

- Тем не менее ни те, ни другие, ни третьи не хотят объединяться, а скорее стремятся обособиться.

- Тем не менее только земля, на которой живут и те, и другие, и третьи, откликнулась на распад общего пространства империи, принесшего, помимо выгод, и много несчастий. Земля, равносвященная для каждого из живущих на ней народов, стала общей кормилицей. Единственное наше спасение оказалось не в технике, не в армии, ни даже в культуре - оно оказалась в земле.

- То есть в нефти?

- А газ, а руда, а золото, а вся таблица Менделеева?

- Может ли материальное быть идеей?

- Есть религия небесная и есть религия земная. И земная религия может быть общей, и ею может стать русская земля.

- Где границы этой земли?

- В метафизике. Русская земля - это не Азия, не Европа, не Евразия, не Азиопа. Это отдельный материк, как Америка, как Африка, как Азия. Наша особенность не в том, что мы находимся на перекрестке цивилизаций, наша особенность в том, что мы являемся отдельной цивилизаций.

- Это метафизика, но материки имеют и географические границы. Где границы русской земли?

- Америка - это не географические границы, Америка - это понятие метафизическое. И Европа - это не Люксембург, Швейцария, Дания и Германия. Это - особое сознание, особый менталитет, особые связи. Мы вкладываем в это определенное семантическое понятие.

- Что входит в семантику понятия русской земли?

- В семантике русской земли духовное, к нашему несчастью, доминирует над материальным. Ибо русская земля это и татищевское - Россия есть понятие географическое, и тютчевское - умом Россию не понять, и загадочная русская душа арапа Пушкина или хохла Гоголя, и леонтьевское - надо бы Россию подморозить, и всемирная русская отзывчивость Достоевского.

- Но сейчас это сознание разрушается.

- Поэтому мы и стоим перед необходимостью формулировать национальную идею. Я бы сказал, что русская земля на сегодняшний день наша единственная продуктивная, спасительная национальная идея.

- Но вдруг нынешнее поколение не приемлет это как национальную идею?

- Они могут принимать или не принимать, но дело в том, что сейчас существование этого государства обусловлено единственной причиной, этим понятием русской земли, потому что без ее нефти, ее газа уже бы не существовало этой территории. Но когда мы остались нищими, голыми, без армии, без денег, без промышленности, без прежней географии, то она сказала: "Ладно, вот вам тело мое и кровь моя, примите их во спасение свое". Между прочим, все, ушедшие из условных границ русской земли, очень на себе почувствовали, что они потеряли. Сибирский газ и нефть, которые были общими, оказалось, несут в себе очень содержательное метафизическое начало.

- Подешевела нефть, истощились недра - и что, пропала русская земля?

- На смену стареющих идей приходят новые. Когда-то уваровская триада 1834 года - самодержавие, православие, народность - преобразовали и расширили эту страну довольно сильно, не говоря о другой идее светлого будущего.

- Но не смогли сохранить ее?

- Они оказались слабыми в контексте нового мира. Ведь Россия, чтобы жить, должна мутировать в идеологическом смысле.

- То есть каждый раз надо доводить народ до той критической точки, как было в 1917 году, в 1991-м, и начинать восхождение к новой идее?

- Мы существуем в новом мировом контексте. Идея коммунизма больше не работает. Значит, нужна новая идея. Вот идея русской земли - новая идея.

- Только из этой земли многие бегут.

- По-моему, многие возвращаются. И если к нам возвращаются оказавшиеся за границей представители советского суперэтноса, то они возвращаются на других началах. Россия строится в основном за счет того, что люди, оставшиеся за бортом этой географии, за бортом общего пирога нефти и газа, едут сюда зарабатывать. Выгодно ли это сегодняшнему состоянию империи? Выгодно. Если бы мы не разъединились, то пришлось бы платить, условно говоря, таджику столько же, сколько русскому рабочему. А ему либо вообще ничего не платят, либо платят одну десятую. Как когда-то Сталин поднимал страну силами зеков, так и сейчас происходит бесплатная работа на эту центральную территорию.

- Хороша идеология, сформированная на обмане и принуждении!

- К сожалению, у России сегодня нет никакой идеологии.

Мы не владеем этим самым мощным созидательным оружием. Для меня идея русской земли и может стать этой идеологией - защита этой земли, приумножение богатств, обустройство и украшение ее, где триада культуры, армии и науки может быть основанием ее становления.

Сейчас в войне идей участвуют три жизнеспособные пассионарные идеологии.

Первая, в стадии заката, но пока еще самая мощная и временами продуктивная, это идеология на самом деле третьего Рима - Америки. Америка - столица, а весь мир ее провинция и зона жизненных интересов.

И эта же идеология самоотверженно противостоит другой пассионарной идеологии, которая также вполне действенна, но не столь могущественна в военном смысле, как американская, это идеология ислама.

И, наконец, третья, перспективная и менее других агрессивная, идеология - это идеология Великой китайской стены.

Великая китайская стена - это не пограничная крепостная стена, это метафизический масштаб китайского народа, у которого должен быть великий кормчий, великая экономика, великая культура, великое оружие, великая армия и т.д.

В войне идеологий Россия больше не участвует. Мы только находимся в преддверии формирования национальной идеи.

- Кто же ее будет формировать?

- В одной из деревень на Мезене мне говорили, что люди в благодарность земле, где находили золото или драгоценные камни, ставили свои благодарные храмы. Они были по их описанию в моем представлении похожи на шапку Мономаха, сфера половины земли, стеклянный купол в широтах и меридианах с завершьем в виде шара.

Если бы мы в знак благодарности этой родной для всех земле подобные храмы построили на наших просторах и собрали в алтарях землю каждого из регионов России, то любой приехавший, допустим, в Москву, Уфу, Оренбург или в Анадырь - зная, что здесь есть его земля, придет ей поклониться. Обряд хранения горсти родной земли понятен и близок каждому из живущих в мире.

Мы нуждаемся не только в идее примирения и единения, но и в знаках примирения и единения. Мне кажется, что можно строить такие храмы благодарности, храмы-обереги. В них может звучать музыка каждой из территорий, а стены расписаны орнаментом, характерным для каждой из культур. И это последний, прощальный знак народного искусства - оно открывает идею силы и магии нашей общей русской земли.
Subscribe

  • (no subject)

    И было утро, а потом Бежал навстречу пес, С зажатым плотно жадным ртом, И птицу гордо нес. А птица билась тяжело, Преодолев испуг, И наконец одно…

  • (no subject)

    АНГЕЛ МОЙ ЗЕМНОЙ Ангел мой земной, обними меня, И поплачь еще на моем плече. Здесь свеча горит, в пол, горит, огня, Сколько ей светить, и горечь…

  • (no subject)

    СМУТНАЯ БЫЛЬ Жить хорошо – ничего не познаша, Праздно смотреть в пожилое окно. А на столе – оловянная чаша, В чаше на дне – не мирское вино.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments