фото

(no subject)

Все меньше в природе озона.
Все меньше в природе добра.
И нет никакого резона
В потребности слов и пера.

В окошке убавилось света,
На грядках крапива, увы,
И нет в послесловии лета
Понятий плода и ботвы.

И птицы летят равнодушно,
Тонка Ариаднина нить,
И Богу, наверное, скучно
Проект неудавшийся длить.

Уходит в былое привычка,
Ни дня без борьбы и труда…
Все глуше шумит электричка,
Идущая вдоль никуда…
Leonid Latynin

фото

(no subject)

ВЕСЕННИЙ МОТИВ

Ах, как это и лепо, и просто
Жить с людьми по закону любви,
Понимая, что кожа – береста
И леса эти – братья твои.

Эти камни, овраги и кручи
И зерно в колыбели земли,
Эти белые пышные тучи,
Что текут неподвижно вдали.

Понимая, что б сколько ни билось
Ненадежное сердце в груди,
Жизнь – такая великая милость,
Что не важно, что там впереди...




фото

(no subject)

ЖИВАЯ РЕЧЬ

Запрятать голос в рукава,
Укутать шарфом слух и душу,
И грешным шепотом едва
Коснувшись стен, покинуть сушу.

Лететь навзрыд в чужую даль,
Стремиться - «быть», минуя страхи
А впрочем нет, немного жаль
Мне обездоленной рубахи,

Что ляжет стула посреди,
Поверх белья, как пена пышно,
Вот почему еще в груди
Стрекочет сердце еле слышно.

И кровь торопиться протечь,
Сквозь тонкий лаз во тьме кромешной.
Да жаль еще живую речь
На миг оставить неутешной.




фото

(no subject)

Я говорю - не мучай, будь добра.
Кривая правда слишком в обиходе.
Под сень тепла апрельского костра
Оставь меня надолго на свободе.

Пока во мне не погасили свет,
Пока усердна в рукоделье Парка.
И пусть меня в миру сегодня нет,
Где жил когда - то бешено и жарко.

Собаку глажу льнущую к ногам,
Смотрю цветы стоящие устало.
И слышу птиц неугомонный гам,
На дне двоякого кристалла.

Помилуй Боже, и прости мой грех,
Что веры ждал — напрасная затея,
Так хрустнул под ногой раздавленный орех,
Когда к Акиду мчалась - Галатея.

фото

(no subject)

МОЛИТВА

Благослови вас свет создавший
И ты, за гранью света, век.
Забытый Бог и зверь, уставший,
Как все познавший человек.

Благослови вас, увяданье,
Покоя стертые черты,
И мера общая страданья,
И мера общей доброты.

Благослови в года пустые,
Во все иные времена,
И те великие простые
Безумий наших имена.

Я вас прошу, да будьте святы,
Пусть отзовется словом – медь,
Все, что крылато, – то распято,
Так шло до нас, так будет впредь.
.




фото

(no subject)

МУЗА

Расстаться с музой раньше смерти
Не получается, увы,
То получу письмо в конверте
От надоевшей визави,

А то в разгар вина и страсти,
В небесный вывих и запой,
Я становлюсь червонной масти
В колоде черной и слепой,

Приняв расцветку и раскраску
Невыносимую вполне,
Слегка похожую на ряску
При непогашенной луне.

Едва надумаю отдельно
Побыть надолго наугад,
Она придушит не предельно,
Одним кивком вернет назад.

Так и живу смиряя волю,
Гуляя телом по лучу.
То незатейливо глаголю,
То горлом кровью бормочу.

фото

(no subject)

Я Вас не знал и видно не узнаю,
Я все сказал, что говорить нельзя,
Наверное потом, когда случится маю,
Я вновь вернусь, по прошлому скользя.

Крива стезя, и отчасти поката,
Я верил в то, в чем веры ни на грош,
Мне жить дано в окрестности Арбата,
Мой дом невыразительно хорош,

И что с того, что в нем я не прикаян,
И нет живого места от потерь,
Что мой сосед филолог Ванька Каин
Стучит ногой в незапертую дверь.

Мы тянем водку, спутницу порока,
Что если б ведал, возлюбил Сократ,
И рассуждаем о вине Востока,
Что час от часу множится стократ.

А боль свербит и временами даже
Бесцеремонно прерывает речь,
И никого из безымянной стражи,
Что б нас от нашей памяти беречь.
Leonid Latynin

фото

(no subject)

ВРЕМЯ ЖАТВЫ

Впереди цветет миндаль,
За спиной - печать заката,
И куда не глянешь — даль
Сизым облаком крылата.

И уходит из под ног
Безымянная дорога,
Что стелил когда-то Бог
От заветного порога.

Молкнет медная труба
Век служившая усердно,
Вот и новая судьба
Знать ко мне не милосердна.

Между двойкой и тремя
На мишени числюсь в тире.
Пожалей сегодня мя,
Грешный ангел в грешном мире.

Как тиха земная дрожь,
Не земная душу манит.
То что сеял, не пожнешь,
Время жатвы не настанет.

фото

(no subject)


Что-то душно в империи мира
И про завтра плохая молва.
Так играй, моя грешная лира,
Нынче слышимая едва.

И не жди понимания боле —
Та же смута в нем, та же игра.
Хватит собственной силы и воли —
Раз пришла золотая пора —

На развалинах данного света,
Средь войною затопленных суш,
Подчиняясь закону Завета, —
Строить храм из разрушенных душ.
фото

(no subject)

Постучи мне в грудь посреди ночи, ,
Прогони из глаз надоевший сон.
Я сниму с гвоздя впопыхах ключи,
Распахну себя, да и сердце вон.

В полнолунье лёт на двоих как раз,
Далеко лететь, да недолг путь,
Пара легких рук, пара грешных фраз,
И еще не в счет э т о что нибудь.

И такой покой в том краю святом
Пополам с тобой, пополам со мной.
Поперек и вдоль не закрытый дом,
И бокал вина до краев с виной.

А потом влетит полуночный тать,
И отымет жар и погасит звук.
И душа опять будет чутко ждать,
Этот твой и вдруг еле слышный стук.