Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

фото

(no subject)

Злобы диагноз, конечно, не вечен.
Давних обид не уменьшена рать.
Жаль, что лечить эти тягости нечем,
Кроме ума и уменья прощать.

Снова земля, словно бранное поле:
Крики, мечи и селенья в дыму.
Мир непослушен рассудку и воле
В граде престольном и малом дому.

Что наши речи и бедные вздохи,
Нам не подвластна и наша судьба.
Мы только слуги текущей эпохи
Или рабы у другого раба.

Падает лист в истечении лета,
В небе кружится верста за верстой
Малая кроха, живая планета,
Бедная птица над пустотой.
фото

ВФ Кнут Гамсун

Кнут Гамсун.



Судьба. На одной чаше весов – великий норвежец, писатель с мировым именем. Лауреат нобелевской премии, Автор «Пана» и «Мистерий», на другой чаше весов - последователь Ницше, человек, встречавшийся с Гитлером, пусть и просивший за своих соплеменников, спасая их от концлагерей. Тем рассердивший фюрера, и выгнанный им.
Как же поступила с любимым писателем родина по окончании войны.
26 мая 1945 года домашний арест.
14 июня – больница в Гримстаде.
23 июня – первый допрос.
2 сентября – дом для престарелых в Ланнвике.
15 октября – психиатрическая клиника профессора Лангфельдта в Осло.
В 1946, 11 февраля – Гамсуна возвращают в дом престарелых в Ланнвике.
Затем суд. В соответствии с судебным постановлением от 16 мая 1946 года Комитет по возмещению нанесенного во время войны ущерба от имени норвежского государства постановляет: Кнут Гамсун приговаривается к выплате норвежскому государству 500 000 крон - и равно к возмещению судебных издержек.
И наконец, разоренный писатель возвращается в свой дом в Нёрхольм.
Эта фотография Кнута Гамсуна сделана после выхода из психиатрической клиники Лангфельдта, где окружающим и персоналу было запрещено общение с ним. И когда был снят эапрет, и сестра, которая всегда молча ухаживала за ним, сказала Гамсуну , что он свободен, писатель был настолько потрясён звуками забытого живого человеческого голоса, что не сразу и удивленно мог ей только сказать ,- Это Вы мне.
Еще в 60 годы, когда я работал в «Худлите» эту фотографию мне привез из Норвегии знакомый этой медсестры, которая боготворила КГ и не имела права сказать ему ни слова. ЛЛ
фото

Гроза

Темнеет день, шумит листва,
И ливня струны зазвучали.
(Жизнь по законам естества
Полна нечаянной печали).

Вот мокрый пес дрожит в углу.
И стонет дерево от боли.
И прорезает вспышкой мглу
Далекий всполох божьей воли.

Какая тяжесть на душе,
Как сердце в страхе полубьется.
И шар земной лишь буквой «ш»
Ощерится, как улыбнется.

Разбита рама, вдрызг стекло,
Жди в гости кашля и простуды.
Как будто время истекло
Из века треснувшей посуды.

Как это действие старо
И как привычно, в самом деле.
И снова трудится перо,
И легкость не проходит в теле.

8 июня 2010