Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

фото

(no subject)



СЛУЖБА ВЫМЫСЛА
Что-то ворон раскричался над заставой,
Что-то ветер надрывается в лесу.
Неужели в этом мире, Боже правый,
Службу вымысла напрасно я несу?
И напрасно между этими и теми,
Что в засаде и, конечно, начеку,
Я мишенью обозначенное темя
И судьбу свою под выстрелы влеку.
Записаться бы, наверное, в солдаты
И сражаться бы на правой стороне.
Только в чем они, другие, виноваты
В этой самой необъявленной войне?
Что им скажешь про заботы и печали,
Что гнетут и верховодят искони?
Да и слово различат они едва ли
В лае выстрелов в тебя из-за брони.
фото

(no subject)


ГЛОБУС БОЛЕН


Опять грядет “страна лимония”,

Опять – “отнять и поделить”.

Подьем, закат, потом агония,

И бранной жизни рвется нить.


Так саранча несметноюй тучею

Стремится в море в должный час.

Мы, уцелевшие по случаю,

Приветствум печально вас.


Не первый век приливы ярости

Мир половинят не скупясь,

Ни благоденствия ни старости

Нам не сулит благая связь


С лихой мечтой на процветание,

И выбросом оравы дат.

Где нет людей, а только звания -

Верховный вождь или солдат.

фото

(no subject)

В словах моих так мало гласных,
А несогласных – пруд пруди,
Как лет тревожных и напрасных,
Что стали прошлым впереди.
Столы железные и стулья
В саду торжественно пусты,
И шляпы кожаная тулья
Собой украсила кусты.
А я сижу в саду пирую,
Налью и выпью до конца.
За первой рюмкою вторую
Во имя Сына и Отца.
Чего тебе, моя зазноба?
Дай отдохнуть от ратных дел.
Мы как-нибудь исполним оба
Нам предназначенный удел,
А я хочу еще немного —
Вина и бешеной тоски —
Вне воли, истины и Бога,
И жизни грешной вопреки.
фото

(no subject)

СЛУЖБА ВЫМЫСЛА

Что-то ворон раскричался над заставой,
Что-то ветер надрывается в лесу.
Неужели в этом мире, Боже правый,
Службу вымысла напрасно я несу?

И напрасно между этими и теми,
Что в засаде и, конечно, начеку,
Я мишенью обозначенное темя
И судьбу свою под выстрелы влеку.

Записаться бы, наверное, в солдаты
И сражаться бы на правой стороне.
Только в чем они, другие, виноваты
В этой самой необъявленной войне?

Что им скажешь про заботы и печали,
Что гнетут и верховодят искони?
Да и слово различат они едва ли
В лае выстрелов в тебя из-за брони.





фото

(no subject)

Что-то ворон раскричался над заставой,
Что-то ветер надрывается в лесу.
Неужели в этом мире, Боже правый,
Службу вымысла напрасно я несу?

И напрасно между этими и теми,
Что в засаде и, конечно, начеку,
Я мишенью обозначенное темя
И судьбу свою под выстрелы влеку.

Записаться бы, наверное, в солдаты
И сражаться бы на правой стороне.
Только в чем они, другие, виноваты
В этой самой необъявленной войне?

Что им скажешь про заботы и печали,
Что гнетут и верховодят искони?
Да и слово различат они едва ли
В лае выстрелов в тебя из-за брони.
фото

За окошком Падуя

Поднимаю голову. Опускаю руки.
Это дело сделано, то - еще потом.
Возле уха бегают шебутные звуки,
Под руками листится тяжеленный том.

В этом томе радуга, «скорописи» даты,
За окошком Падуя, в белом, как и ты,
Мы с тобой,любимая, вечные солдаты,
На войне не конченной будней и мечты.

Вот герани свежие, вот зима горячая,
Вот кораллов выверты, млеют под рукой,
Ах, ты боже мой, та война незрячая,
То бросает в полымя, то в сплошной покой,

Не дойду ли, выйду ли из чужой невидали,
Может и не выберусь из слепой войны,
Дали, не додали ли, в убыли и прибыли,
В этом царстве нежности, долга и вины.

7 февраля 2016
фото

Служба вымысла

Что-то ворон раскричался над заставой,
Что-то ветер надрывается в лесу.
Неужели в этом мире, Боже правый,
Службу вымысла напрасно я несу?

И напрасно между этими и теми,
Что в засаде и, конечно, начеку,
Я мишенью обозначенное темя
И судьбу свою под выстрелы влеку.

Записаться бы, наверное, в солдаты
И сражаться бы на правой стороне.
Только в чем они, другие, виноваты
В этой трижды опостылевшей войне?

Что тут скажешь про заботы и печали,
И напасти налетающие встречь.
Да и слово различат они едва ли
В гуле брани заменившей нынче речь.
фото

Земные дела

Что мне сказать про земные дела?
Чем отличается зло от добра?
Снова во мне ни двора, ни кола,
Справа налево - туман и игра.

Вот королева, накинув парик,
Вьет из кудели не парную нить.
Как мной любим этот призрачный лик.
Только мне не с кем, и не за что пить.

Я бы налил и бумажно изрЕк -
Жаль, что вокруг неприкаянный год,
Что, не начавшись, кончается век
Страстного слова и праздных забот.

Сумрак разъят на четырнадцать дат,
Память на две неземные вины.
Что ты наделал, марьяжный солдат,
Данник безрукий туземной войны.

Вот уже свет воссиял и потух,
Вот уже тьма отшумела крылом.
Утро чужое, как сонный петух
Горло дерет по тебе за углом.
фото

В день девятый месяца мая несколько слов памяти.

Оба деда ЮЛ участники второй мировой войны. Прошли ее от звонка до звонка. Оба были тяжело ранены.
Дед по материнской линии Николай Васильевич Бочаров родился в !900 в городе Александрове. Гимназия. Революция. В 20 е годы, как экономист работал вместе с Валерием Брюсовым в Высшем литературно-художественном институте (ВЛХИ). Война. Связист. Передовая. После ранения БАО (Батальон авиационного обслуживания). После войны до последних дней – Министерство Культуры, затем Комитет по Печати. Вот несколько фотографий.
Годы гимназии.

Гимназия НВБ

На этой фотографии вместе с НВБ сын - Генрих Николаевич Бочаров - будущий ученый искуствовед, автор книг о Русском Севере и Древнерусском искусстве, и Алла Бочарова – будущая мама ЮЛ.

НВ война (2)

В годы войны

На Берлин

А это ЮЛ и НВБ

НВБ и ЮЛ


Второй дед – Латынин Александр Митрофанович. Родился в 1905. На Белогородчине. Накануне войны – Москва, затем Приволжск Ивановской Области. В первые дни войны – фронт. Пехота. Тяжелейшее ранение подо Ржевом. Госпиталь, потом БАО в авиационном полку, где воевал Василий Сталин. Орден Отчественной войны 2 степени и за Ржев – орден Славы. После войны опять Приволжск. Директор Промкомбината
Две фотографии АМЛ накануне войны. К сожалению, военных фотографий в доме не было.

АМЛ

Алекс Митр Латынин
фото

Переправа

Где то в полусне и полуяви,
На границе воли и неволи
Я живу на вечной переправе
Вне пространства памяти и боли.

Рядом время мается и дышит,
Кружится, куражится, хлопочет,
Никого не видит и не слышит.
Ничего давно уже не хочет.

Парус снова надувает щеки,
Дни и ночи им руководимы.
Трудно плыть на северовостоке,
Где края пусты и нелюдимы.

Вот опять свернулось в лоскут время,
Вот портной склонясь его утюжит.
Жизни сослагательное бремя
Счастью незаслуженному служит.

Я встаю не поздно и не рано,
Бередя о волю слух и душу.
И смотрю, как свет из океана
Выползает медленно на сушу.
23 февраля 2013