Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

фото

(no subject)

В кривых зеркалах отражается то,
Что было и бытом, и сном, и удачей, -
Зеленое в клетку на крыльях пальто
И в майские грозы полеты над дачей.

И эта, прибитая к небу, сосна.
И птиц провожающих плавная свита.
Какая стояла на небе весна
Хрустальная! Жаль, что о память разбита.

И жест, обжигающий кожу, и взгляд.
И жест, отраженный в струях водопада.
Я жил на земле, обернувшись назад,
А этого делать, конечно, не надо.

И солнце горит, раскаляясь добела.
И Бейт Шеарим не спасет от зноя.
Наверное, жизнь, что была - не была,
Не более чем легендарная Троя.
фото

(no subject)

НЕУДАВШИЙСЯ ПРОЕКТ

Все меньше в природе озона.
Все меньше в природе добра.
И нет никакого резона
В потребности слов и пера.

В окошке убавилось света,
На грядках крапива, увы,
И нет в послесловии лета
Понятий плода и ботвы.

И птицы летят равнодушно,
Тонка Ариаднина нить,
И Богу избыточно скучно
Проект неудавшийся длить.

фото

При сумрачном свете души

Судьба подарила удачу –
Восточной окраины час,
Фанерную хрупкую дачу
И в ней – пролетающих нас.

На звук голосов невозможных,
На зов вне забот и земли,
Отторженных, мудрых, безбожных,
Что выжить случайно могли.

И пусть тебя нету со мною,
Ты – только московская тень,
С улыбкой своей неживою
Слетевшая в призрачный день.

Четыре часа перелета
Для памяти святы давно,
В которую сеет забота
Надежды живое зерно.

Мне больно и счастливо разом,
Судьбу, наважденье, реши...

Как жалок блистательный разум
При сумрачном свете души.
Алма-Ата
фото

Во саду ли, в огороде

Во саду ли, в огороде бузина гнездо качала,
Одинокая принцесса наблюдала за птенцом,
Уходила, засыпала, начинала все сначала,
С бесконечно равнодушным, замечательным лицом.

Так прошли века, и годы, и минуты, и недели,
Промелькнули незаметно и исчезли в никогда,
Так же точно птицы пели, и свистели свиристели,
И текла себе беззвучно одинокая вода.

Я, конечно, был не против принимать участье в деле
Наблюдения над бездной бесконечных перемен,
Но участники процесса этой цели не имели,
Поелику не поднялся я в развитии с колен.

Новодéвичее поле возле кладбища кружило,
Соловьева прах развеян был в окрестности стены,
И в ладони помещалось то, что медленнее жило,
Чем обычное пространство ниже солнца и луны.

Шел монах с улыбкой мимо, мать игуменья спешила
По своим заботам важным, как столетие назад,
Где когда-то, может статься, будут плавать в дебрях ила –
Может, рыбы, может, люди, может, целый зоосад.
фото

Маканины, Терехова, Латынины

Забытый архив фотографий завалялся на даче с девяностых. Крыша провалилась, фотографии слиплись от дождей и снега в пухлую кучу мокрой бумаги. Удалось отлепить и как-то цивилизовать несколько десятков, сейчас уже драгоценных, снимков. Это времена «московских кухонь» - частых встреч, горячих бесед и споров, бурной тайной (от государства) жизни и ценимости внутреннего пространства «взявшихся за руки» близких друзей.
Вот одна из этих фотографий
Маканины Терехова, Латынины. Фотографирует, кажется, Юля Латынина.


lмаканин тереховаa
фото

(no subject)

В кривых зеркалах отражается то,
Что было и бытом, и сном, и удачей, -
Зеленое в клетку на крыльях пальто
И в майские грозы полеты над дачей.

И эта, прибитая к небу, сосна.
И птиц провожающих плавная свита.
Какая стояла на небе весна
Хрустальная! Жаль, что о память разбита.

И жест, обжигающий кожу, и взгляд.
И жест, отраженный в струях водопада.
Я жил на земле, обернувшись назад,
А этого делать, конечно, не надо.

И солнце горит, раскаляясь добела.
И Бейт Шеарим не спасет от зноя.
Наверное, жизнь, что была - не была,
Не более чем легендарная Троя.

30 апреля 2008