Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

фото

(no subject)

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Как хорошо, что смерти нет,
И прах всего лишь прах,
Накинь на сон мой легкий плед
На четырех ветрах.

Свяжи из пряжи нежных слов
Воздушное — аминь,
И извлеки из детских снов
Другого неба синь.

И память прошлую развей
По всей земной глуши,
И не забудь, любви моей
Об этом напиши,

Как обнимал ночной залив,
Как плыл волне в упор,
Как был в прощальный час красив
Туманный абрис гор.

Еще о том, что плеч покат
Пронзительно был бел.
И что вернуться к ней назад
Мой грешный Бог велел.

фото

(no subject)

Морочить голову - хорошая игра,
Морочить душу - вредная затея.
Мы не сварили щи из топора,
Как Акиду сулила Галатея.

Но пригодился он для палача,
Из нежных слов ее возникла плаха.
А нам осталась памяти свеча
Что б жить привычно в ойкумене страха.

Писали письма, путая слова
Меж адресов рассеянных по свету.
Жила отдельно в смуте голова,
Одним концом уже впадая в Лету.

Играла скрипка жалостный напев,
У ног циклопа ворковали дети.
И дыбил спину огнегривый лев
В своей, но наглухо закрытой клети.

И длилось это век или часы,
То близко вдруг, то вовсе незнакомо.
Жаль, что опять колеблются весы,
Меняя чашам уровень подъема.

фото

(no subject)

СКВОЗЬ СОН

Тревожное - где-то, когда-то ,
Спокойное - в общем - за что?
Что выпито, пусто и свято -
Эпоха, война, шапито.

Наружу две медные фиги,
Внутри незадача углом,
И тлеют сгоревшие книги
Едва согревая теплом.

А тучи беременны снегом,
А ветры полны красоты,
Мы заняты медленным бегом
Со светом посмертным на «ты».

Вот дудка, вот цокает «полька»,
Легко по брусчатке звеня.
А впрочем, не жалко нисколько,
Что больше не будет меня.

Напротив ограды - калитка,
Где мы повторим вразнобой
Две строчки размытого свитка
О жизни не ставшей судьбой.

фото

(no subject)

Крупицы надежды застряли в кармане,
И капля тоски по щеке проползла,
А было сначала, как в детском романе:
В избытке восторга мерцание зла.

Мелодия страха отчетлива в гуле
Прибоя, летящего встречу скале,
Сижу у окна на рассохшемся стуле,
На - в клетку косую - промокшей земле.

А дождь неуемен, а ветер протяжен,
А пальцы скользят наобум по листу.
А солнце садится шестнадцати сажен,
За море размером в чужую версту.

И март на исходе, и день на закате,
И время застряло меж мной и тобой.
И жизнь, что мелькнула легко и некстати,
И моря обломок такой голубой.
фото

(no subject)

Как хорошо, что мы переродили
Своих детей и скудные поля,
И землю, что была в золе и иле,
Украсили дворцы и тополя,

Где скрипка Моцарта смеется или плачет
И шутит Бах сквозь гульбище музЫк,
Где слово ничего уже не значит
Как позабытый временем язык.

А наши дети пробуют иные
Пути коммуникации на вкус.
Перебирая звуки неземные,
Какие знал и слышал Иисус.

Мы в немоте и любим, и лелеем,
И дышим, умирая, в немоте.
Словарь покрыт смолою и елеем
И замурован в мраморной плите.

Друг друга не жалеем и не слышим,
Живем вне страха Божьего суда.
И больше не читаем и не пишем,
И только вслух считаем иногда.
фото

(no subject)



Не совершайте, прошу вас, ошибки,

Не погружайтесь в трясину забот,

Кроме полушки, овчинки и сшибки,

Даром отпущена уйма щедрот -


Дети , любовь, новогодние пряники,

Суетной жизни «надежный оплот»,

Нас же не будет и нет на «Титанике»,

Пусть себе бурно к финалу гребет.


Поле, поляна, лампада у Пятницы,

Долька селедки в приличном соку,

Красное с желтыми листьями платьице

С кожаной сумкой крутой на боку.


Ах, как природа от ветра качается,

Или от выстрела в лоно небес.

Жизнь все равно никогда не кончается,

С нами, до нас ли , а значит и без.

фото

(no subject)

КОЛЫБЕЛЬНАЯ
Как хорошо, что смерти нет,
И прах всего лишь прах,
Накинь на сон мой легкий плед
На четырех ветрах.
Свяжи из пряжи нежных слов
Воздушное — аминь,
И извлеки из детских снов
Другого неба синь.
И память прошлую развей
По всей земной глуши,
И не забудь, любви моей
Об этом напиши,
Как обнимал ночной залив,
Как плыл волне в упор,
Как был в прощальный час красив
Туманный абрис гор.
Еще о том, что плеч покат
Пронзительно был бел.
И что вернуться к ней назад
Мой грешный Бог велел.
фото

(no subject)

СЕРЫЙ ВОЛК
На первое - да, никакое - нет,
На второе - да, ну конечно - да,
Зря я в Париж покупал билет,
Мне не доехать туда никогда.
Вот мое место на свежем пне,
Под желтой кроной сермяжных ив,
Где серый ветер сыграет мне
Серый свой несмешной мотив.
Серый волк промелькнет в кустах,
Серый глаз подставив лучу,
Где я сам под серое - ах,
Что-то детское пробормочу.
Да, конечно, заглянешь ты,
Принесешь мне кувшин молока,
И примнешь невзначай цветы,
Что цвели у меня века.
Я тебе ничего не скажу,
Да тебе и не должно знать.
Я две жизни в одну свяжу,
И потом разорву опять.
фото

(no subject)

СКВОЗЬ СОН

Тревожное - где-то, когда-то ,
Спокойное - в общем - за что?
Что выпито, пусто и свято -
Эпоха, война, шапито.

Наружу две медные фиги,
Внутри незадача углом,
И тлеют сгоревшие книги
Едва согревая теплом.

А тучи беременны снегом,
А ветры полны красоты,
Мы заняты медленным бегом
Со светом посмертным на «ты».

Вот дудка, вот цокает «полька»,
Легко по брусчатке звеня.
А впрочем, не жалко нисколько,
Что больше не будет меня.

Напротив ограды - калитка,
Где мы повторим вразнобой
Две строчки размытого свитка
О жизни не ставшей судьбой.

фото

(no subject)


КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Как хорошо, что смерти нет,
И прах всего лишь прах,
Накинь на сон мой легкий плед
На четырех ветрах.

Свяжи из пряжи нежных слов
Воздушное аминь,
И извлеки из детских снов
Другого неба синь.

И память прошлую развей
По всей земной глуши,
И не забудь любви моей
Об этом напиши,

Как обнимал ночной залив,
Как плыл волне в упор,
Как был в полночный час красив
Туманный абрис гор.

Еще о том, что плеч покат
Пронзительно был бел.
И что вернуться к ней назад
Мой грешный Бог велел.