Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

фото

(no subject)

КОЛЫБЕЛЬНАЯ
Как хорошо, что смерти нет,
И прах всего лишь прах,
Накинь на сон мой легкий плед
На четырех ветрах.
Свяжи из пряжи нежных слов
Воздушное — аминь,
И извлеки из детских снов
Другого неба синь.
И память прошлую развей
По всей земной глуши,
И не забудь, любви моей
Об этом напиши,
Как обнимал ночной залив,
Как плыл волне в упор,
Как был в прощальный час красив
Туманный абрис гор.
Еще о том, что плеч покат
Пронзительно был бел.
И что вернуться к ней назад
Мой грешный Бог велел.
фото

(no subject)

СЕРЫЙ ВОЛК
На первое - да, никакое - нет,
На второе - да, ну конечно - да,
Зря я в Париж покупал билет,
Мне не доехать туда никогда.
Вот мое место на свежем пне,
Под желтой кроной сермяжных ив,
Где серый ветер сыграет мне
Серый свой несмешной мотив.
Серый волк промелькнет в кустах,
Серый глаз подставив лучу,
Где я сам под серое - ах,
Что-то детское пробормочу.
Да, конечно, заглянешь ты,
Принесешь мне кувшин молока,
И примнешь невзначай цветы,
Что цвели у меня века.
Я тебе ничего не скажу,
Да тебе и не должно знать.
Я две жизни в одну свяжу,
И потом разорву опять.
фото

(no subject)

СКВОЗЬ СОН

Тревожное - где-то, когда-то ,
Спокойное - в общем - за что?
Что выпито, пусто и свято -
Эпоха, война, шапито.

Наружу две медные фиги,
Внутри незадача углом,
И тлеют сгоревшие книги
Едва согревая теплом.

А тучи беременны снегом,
А ветры полны красоты,
Мы заняты медленным бегом
Со светом посмертным на «ты».

Вот дудка, вот цокает «полька»,
Легко по брусчатке звеня.
А впрочем, не жалко нисколько,
Что больше не будет меня.

Напротив ограды - калитка,
Где мы повторим вразнобой
Две строчки размытого свитка
О жизни не ставшей судьбой.

фото

(no subject)


КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Как хорошо, что смерти нет,
И прах всего лишь прах,
Накинь на сон мой легкий плед
На четырех ветрах.

Свяжи из пряжи нежных слов
Воздушное аминь,
И извлеки из детских снов
Другого неба синь.

И память прошлую развей
По всей земной глуши,
И не забудь любви моей
Об этом напиши,

Как обнимал ночной залив,
Как плыл волне в упор,
Как был в полночный час красив
Туманный абрис гор.

Еще о том, что плеч покат
Пронзительно был бел.
И что вернуться к ней назад
Мой грешный Бог велел.

фото

(no subject)

Разлив времен захватывает сушу,
Былые судьбы превращая в жмых.
И бедные закладывают душу,
Последнее сокровище живых.

Дымят заводы около Урала,
Туземцы бурно мельтешат в кремле,
Пришедшие с Чукотки и Ямала
И прочих жирных житниц на земле.

Играйте, дети, в голубые фишки,
Придуманные задолго до вас,
Энергии минутные излишки
Нуждаются в эпохе напоказ.

А в синем небе копошится драма,
Все свершено до самых малых йот,
В свой новый век империя упрямо
По их костям, хрустя, переползет.

7 марта 2003
 
фото

(no subject)

Блажен родившийся и живший,
Дышавший, мучимый, уставший,
Ничто на свете не открывший,
Ничто на свете не познавший.

Проведший жизнь во тьме и страхе,
Как червь убогий и ничтожный,
Истлевший заживо во прахе
Судьбы и жалкой, и безбожной.

Блаженней всех святых на свете,
Ничто на свете не познавший,
Блаженней чем цари и дети,
Дышавший... мучимый... уставший...




фото

(no subject)

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Как хорошо, что смерти нет,
И прах всего лишь прах,
Накинь на сон мой легкий плед
На четырех ветрах.

Свяжи из пряжи нежных слов
Воздушное — аминь,
И извлеки из детских снов
Другого неба синь.

И память прошлую развей
По всей земной глуши,
И не забудь, любви моей
Об этом напиши,

Как обнимал ночной залив,
Как плыл волне в упор,
Как был в прощальный час красив
Туманный абрис гор.

Еще о том, что плеч покат
Пронзительно был бел.
И что вернуться к ней назад
Мой грешный Бог велел.

фото

(no subject)

СЕРЫЙ ВОЛК

На первое - да, никакое - нет,
На второе - да, ну конечно - да,
Зря я в Париж покупал билет,
Мне не доехать туда никогда.

Вот мое место на свежем пне,
Под желтой кроной сермяжных ив,
Где серый ветер сыграет мне
Серый свой несмешной мотив.

Серый волк промелькнет в кустах,
Серый глаз подставив лучу,
Где я сам под серое - ах,
Что-то детское пробормочу.

Да, конечно, заглянешь ты,
Принесешь мне кувшин молока,
И примнешь невзначай цветы,
Что цвели у меня века.

Я тебе ничего не скажу,
Да тебе и не должно знать.
Я две жизни в одну свяжу,
И потом разорву опять.




фото

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА Сегодня День Рожденья

      Коктебель. Море. Юле - шесть. Первые попытки плавать. Получается  пока  только с ластами. Ласты пластмассовые. Решили в бухты идти пешком по берегу моря. Раннее утро. Вышли, миновали поселок, заброшенные каменоломни, в которых когда- то добывали голубовато- зеленый камень трасс. Добыли под метелку. Забыли. (Успех — Процветание — Руины — будничная модель империй, народов, цивилизаций, персонажей...) Дошли до «Лягушачей бухты», прозрачнейшая вода, галька, рыбы и водоросли на дне, так хочется остаться в глубине и не всплывать. Душа там чувствует себя дома :) Но пора и в «Сердоликовую бухту» -  уже по скале , по самому краю,  а потом только вплавь. Вон за огромным камнем и она. Договорились с Юлей (она шустро шла первая, мы с Аллой следом) что подождет, наденем ласты, одна у нее надломилась накануне. Поплыву рядом. Заходим за край поворота и видим, что ребенок уже отплыл метров 30. Не успеваю надеть ласты, бросаюсь в воду, пытаюсь ее догнать (надломленная ласта, 6 лет, волны, море), догоняю только где-то у самого берега, ничего не случилось,  но что- то у меня тогда перемкнуло в органе страха бессилия, пока я пытался ее догнать.
Это было наваждение.
Но это наваждение не оставляет меня до сих пор. Над сорокаметровой (так помнит ю) глубиной плывет без оглядки ребенок со сломанной ластой, и я - беспомощен со всем своим десятиборьем и боксом в тяжелом весе.
Очень похожа эта модель на нынешню ее и мою жизнь. Нечеловеческий риск, и я ничего не могу сделать. Только любить и жить в страхе за эту высокую уникальную жизнь среди социальных землетрясений, войн и сгущающейся слепой человеческой и нечеловеческой ненависти нынешних племен.
Сегодня у Юлии Леонидовны Латыниной День Рождения. Я поздравляю тебя, мой Родной Человек, с этим будничным днем. Вот твои несколько фотографий, накопившиеся в семейном архиве за пеструю жизнь. Здесь твои деды, рожденные в разных углах России— Николай Васильевич Бочаров (из Александрова) , Александр Митрофанович Латынин ( Белогородчина), Татьяна Яковлевна Лямина- Баранова из Можайска,   Ядвига Климентьевна Климович, полька из Латгалии, и замечательные люди немногие из твоих многочисленных собеседников, учителей и и друзей. (Их много, гораздо больше чем
бюджетных и добровольных ненавистников, не прощающих тебе высочайший, уникальный интеллект и свободу от стад всех мастей).



Ядвига Климович, Генрих Бочаров, Алла Латынина (Бочарова), Николай Бочаров








 

















фото

Ночные мысли

А пошли вы с вашими - войнами - войнушками,
С золотыми фиксами, с заводными пушками,

Да канканом чепорным дохлой демократии,
Кто куда, но лучше бы к этой нашей матери.

Что меня стращаете вашими засадами,
Метлами и вилами, морами и гладами,

На часах песочных вечности крупицы,
Мне бы ежли выпало, да до дна напиться,

Да еще бы бабу, краше нет на свете,
И впридачу к бабе - хорошо бы дети.

С переменой климата тоже надоели,
Хуже чем с ракетами на аршин до цели.

Наливаю горькую , запиваю сладкою
Жизнь почти счастливую но по сути гадкую.

30 августа 2014