Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

фото

(no subject)



Дверь открыл — увидел мир,
Сделал шаг — попал в засаду,
Где то здесь задушен Лир
На подходе к зоосаду.

Лег на землю, подождал,
Подстрелили зверя рядом,
Пули ловко избежал,
Но уже за зоосадом.

По пластунски вполз в кино,
Те же выстрелы и драки,
Кровь, зеленое сукно,
Две раздавленных собаки.

Выполз — дальше не полез,
Отряхнул слегка колени.
Сон во сне, пещера, лес,

И костра на стенах тени.

И конечно сладкий чай,
Стол, похлебка, чечевица.
Пол улыбки невзначай,
Эне, бене, вечер, Ницца...

фото

(no subject)

Дую в медную трубу,
Что растоптана и сжата.
Мерин с кошкой на дубу
Ест развалины салата,

И бормочет как на грех,
Не о том что место пусто,
Там где было время «вех»,
Стало капищем Прокруста.

Лишни ноги, голова
Так же выперла наружу.
Что нам праздная молва,
Если солнце село в лужу.

Вертит хвост туда - сюда
Целым миром, так некстати.
Моря черного вода
Ходит валом по кровати.

Что же я меж них вишу,
Что же мне светло и сухо,
Проведя давно межу
Промеж памяти и духа.

То качаясь, то едва
Волоча в воздусях тело.
Видно истина права,
Что от мира улетела.




фото

(no subject)

ГЕНИЙ ДРЯХЛОЙ КРАСОТЫ

То, что я тебе не верю,
Ничего, переживу.
Не нужна обуза зверю
И во сне, и наяву.

Снова храм в душе разрушен,
На пожарище жнивье.
Я, конечно, равнодушен.
Не мое, что не мое.

Белый сад, немного грога.
Свежий сумрак за окном.
Как мне мало доли Бога
В светлом имени твоем.

Поживу, опять устану.
Помолчу, передохну,
Забинтую туго рану
И в Венецию махну.

Ну а там – сюжет потопа.
Капители и мосты.
Та же вечная Европа,
Гений дряхлой красоты.




фото

(no subject)

Я говорю - не мучай, будь добра.
Кривая правда слишком в обиходе.
Под сень тепла апрельского костра
Оставь меня надолго на свободе.

Пока во мне не погасили свет,
Пока усердна в рукоделье Парка.
И пусть меня в миру сегодня нет,
Где жил когда - то бешено и жарко.

Собаку глажу льнущую к ногам,
Смотрю цветы стоящие устало.
И слышу птиц неугомонный гам,
На дне двоякого кристалла.

Помилуй Боже, и прости мой грех,
Что веры ждал — напрасная затея,
Так хрустнул под ногой раздавленный орех,
Когда к Акиду мчалась - Галатея.

фото

(no subject)

Вера еще в зените,
В руке упруго цевье.
Что не мое – возьмите.
Все, что мое, – мое.

Белка – в кормушке белой.
Ты – в упрямстве святом.
Все, что не сделал, – делай,
Жизнь или смерть потом.

Двор неметен с апреля,
Крыша ржава года.
Но кровь не остыла в теле,
Прочее – не беда.

И, разум закрыв ладонью,
Дни в наважденьи длю.
Душу твою воронью
Слепо и в долг люблю.
Leonid Latynin

фото

(no subject)

ШУРЫ-МУРЫ

Что - то ветер над оливами тяжел.
Густо падают февральские дожди.
И зачем я в эту невидаль зашел,
Говорили, дураку, не заходи.

В новой жизни я еще не наторел.
Дом рифмуется с растерянностью дня.
Хорошо, что окончательный предел
Не написан небесами для меня.

Я накину равнодушье от дождя,
Барабанит по плечам моим вода.
Я уехал от безумного вождя,
Но уехав, не уехал никуда.

Солнце в тучах источает свой испуг,
Галька мокрая шуршит потом в ночи,
Ты прости, что я молчу, сердечный друг,
Только ты со мной сегодня не молчи.

Шуры - муры с шери - бренди до утра,
Между делом надавить, шутя, курок.
Как свинцовы под оливами ветра,
Что топорщат куропатки рваный бок.

фото

(no subject)

Пиликала кошка на скрипке,
Цикады строчили азы.
И чудился образ улыбки
В тени виноградной лозы.

И брезжила ночь величава
При свете дежурной свечи.
И двигались слева направо
Медведицы в небе лучи.

И памяти сердце стучало,
И сон не двоил бытия
Не прожитой жизни начала
И яви исхода ея.




фото

(no subject)

Легкий мех золотой шиншиллы

Перламутр в голубом огне.

Вы с улыбкой земной Далилы

Наугад подошли ко мне.

Незнакомая прежде леди,

Опустив милосердный взгляд,

Где гуляли во фраках медведи,

Представлявшие стольный град.

Как легки ваши па и зыбки,

Осторожны под звуки труб,

Как торжественно тень улыбки

Чуть коснулась неполных губ.

Где вы, замки моей Женевы,

Где с рассветом не гасла свеча,

И лежала рука королевы

Невзначай поперек луча.





фото

(no subject)


ДВЕНАДЦАТЬ ЛУН

Мясо, кости, шум дождя,
Ветер, бронза, рокот струн,
Есть у брачного вождя
На пиры двенадцать лун.

Вот он в длань берет пращу,
Вот он вывернул плечо,
Кровь стекает по плащу,
Медленно и горячо.

Что сказать тебе не в ор,
Чтоб пробить свинцовый лоб,
Этот век палач и вор,
Меньше вор и больше жлоб.

Разведи ладони глаз,
Размахни крыла навстречь,
Загляни на этот раз,
Где на дне мерцает речь,

Лавой движется дымя,
Освещая грешный путь.
Сумасшедшим помни мя,
Прочим, напрочь позабудь.

БЛОКОВСКИЕ ФОНАРИ

Какое солнце молодое,
Какая плоская земля.
И на холме дымится Троя
На фоне красного кремля.

И те цвета вдали едины,
И рознь меж ними не видна.
Я выпил обе половины
Суть наваждения до дна.

И эта смесь вины и веры,
Со справедливостью внутри,
Увы, такие же химеры
Как блоковские фонари.

Неяркий свет на два квадрата.
Деревья хворые в саду.
И что твои ума палата
При свете мысли какаду.

Тяни себе из смуты нити
И не спеши из круга вон.
Все повторяется в граните.
И жизнь, и смерть и даже сон.

фото

(no subject)


«В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО»

«И В КОНЦЕ СТНЕТ СЛОВО»

На земле был панцирь — дом,

Крепче чем у черепахи,

Им храним был и ведом,

Жизнь живя в дежурном страхе.

Где ж теперь защиты ключ?

Дом на кованом запоре.

Стала крышей стадо туч,

И оградой стало море.

Ветер-братом, синь- сестрой,

Горы- садом, долы-полом.

Все на свете самострой

Разрушаемый глаголом.

2 декабря 2019