Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

фото

(no subject)

Я даже в мысли более безгрешен.

Спеленут так, что звуку не пройти.

Пусты зимой строения скворешен,

И птиц пусты свободные пути.


И только тот огонь неугасимый,

Единственный, мерцающий едва,

Божественный, больной, невыносимый,

Я научился складывать в слова.


И объяснять, что в лоб необъяснимо,

И забывать осознанную суть - 

Жить без людей и этой жизни мимо,

Свободно, равнодушно, как-нибудь.


И узнавать в несбывшемся удачу,

И находить в утраченном покой,

Пока я для кого-то что-то значу

В убогой жизни многовековой.


фото

(no subject)

ПО ДОРОГЕ В НИКУДА

Дорога в никуда, Тарханово, трава,
И яблони в цвету, и месяц невесом.
Сегодня ты навзрыд родна и не права,
Как пО сердцу в угад тяжелым колесом. 

Я небо расстелю от сна до тишины,
Я волосы прибью к созвездью миража,
Я в душу положу прекрасных пол страны
И что-нибудь из дат твоих для куража - 

Одну, где ты была больна еще не мной,
Где ветер бил в лицо, метель себе мела,
Другую, где палил невыносимый зной,
И где я шел туда, и где ты не была. 

И, все-таки, свела всевышняя судьба,
Помимо мер и всех неведомых причин,
И трещина легла посередине лба,
Размером больше всех разумных величин. 

И вытек прежний ум, и втек в меня иной,
И трещина сошлась без шрама и рубца,
И то, чем ты была, быть перестало мной,
За вычетом судьбы и смертного лица.

фото

(no subject)

В СТРАНЕ  ДУРАКОВ

Ныне и присно во веки веков
Жить мне случилось  в стране дураков,
В мире родных,  дорогих дураков,
Ныне и присно во веки веков.

Как я любил их и скопом, и врозь,
Мудро любил, и любил на авось,
Нежно любил и безбожно, увы,
Тайно любил на задворках Москвы.

Годы прошли, как лавина в горах,
Коротко так, как небрежное "ах",
Как мимолетный, нечаянный  страх,
Кратко – в уме, но короче – в умах.

Бедными были, а стали – больны
Те дураки моей скорбной страны,
Всех разбросало, как ветром листву –
Прежде во сне, но потом наяву.

Некому вспомнить случится потом,
Как я любил эту землю и дом.
Некому будет молиться: «Еси,
Имя забудь, но когда-то спаси», -

Бедные речи, пустые слова,
Что по закону сложил естества,
Просто сложил на обрывках бумаг
Мелкого чину  бессмертный дурак.

фото

(no subject)

Так казалось, оказалось.
Так мерцало, и погасло.
А всего, такая малость,
Из лампады слили масло.

В темноте молится смутно,
В темноте молиться больно.
То что вышло не подсудно,
Не спасает, что невольно.

Пол луны на небе стынет,
И полуночи начало.
«Дженни Джона не покинет»,
Оказалось отзвучало.

И еще - светло и плоско
Не за речку солнце село.
Свечка тонкая из воска
Слишком быстро догорела.

фото

(no subject)

Пишу не о том, что думаю,
Иду, не куда хочу,
Жизнь свою нежно угрюмую
Я под откос качу.

Как она быстро катится,
Слезой из озябших век.
Вчера начиналась пятница.
Сегодня кончается век

Больной некрасивой удали,
Живущего напролом
Я ведь не знаю, буду ли
Завтра водить пером.

Тучи на небе шалые,
Дождь барабанит дробь.
Господи, в годы малые
Жить не в грехе сподобь.

Киснет в дожде околица,
По адресу град «айпи»
Боже, коль мир расколется,
Обратно его слепи.
фото

(no subject)

ОГОНЬ НЕУГАСИМЫЙ
Я в тайной мысли вовсе не безгрешен.
Спеленут так, что звуку не пройти.
Пусты зимой строения скворешен,
И птиц пусты свободные пути.
И только тот огонь неугасимый,
Единственный, мерцающий едва,
Божественный, больной, невыносимый,
Я научился складывать в слова.
И объяснять, что в лоб необъяснимо,
И забывать осознанную суть.
Жить без людей и этой жизни мимо,
Свободно, равнодушно, как-нибудь.
И узнавать в несбывшемся удачу,
И находить в утраченном покой,
Пока я для кого-то что-то значу
В убогой жизни многовековой.
фото

(no subject)

Чем ближе, тем дале,
Тем воздух больней.
Я весь на медали
Не прожитых дней,
Все смыслы иначу,
Нажиться спешу.
Смеюсь или плачу,
Грешу, как дышу.
фото

(no subject)

Живя направо и налево
И безнадежно, и темно
Моя больная королева.
Открыла узкое окно.
И смотрит в небо осторожно,
Считая звезды и года.
А жизнь темна и не безбожна,
И тяжела, и молода.
И, слыша шорохи и звуки
В пространстве ночи неземной,
Она протягивает руки
И обнимается со мной,
Который там – за дальним светом,
Как должно – со звездой в лбу,
И в детстве купленным билетом
В ее нездешнюю судьбу.
фото

(no subject)

ПАСЫНКИ ВРЕМЕНИ
Какому омуту дано тебя понять,
Какой горе коснуться веткой кожи.
Нас нет давно, как нету буквы «ять»,
К тому же мы и розны и несхожи
И в речи, жесте, шорохе души,
И в выдохе , и вдохе в новом свете.
Так пусть за нас бубнят карандаши
На золотом в минувшее билете.
Поют, молчат, волнуются, спешат
В пространство втиснуты былое,
В зигзагах линий плачут и грешат,
Ломая все немое и земное.
И парус века мимо нас летит,
И мы живем вне «урби» или «орби»
Больные пасынки священных плит
Укрывших мир достоинства и скорби.
фото

(no subject)

Музи, моя Муза,
И начерно и набело.
Пол века - обуза,
Пол века - крыло.
По имени Веста
Родна и нежна.
Пол века - невеста,
Пол века - жена.
Я светлую рану
Не больно лечу,
Мне рай по карману
И ад по плечу.
Желты апельсины,
Как сон наяву,
Где в центре Мессины
Посмертно живу
Ницца