Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

фото

(no subject)

КОМЕДИЯ 

Кто многое имел, тот много потерял,
А мы с худой сумой не ведаем потерь,
Привычно легок шаг, вчера звенел металл,
И как звенел вчера, едва звенит теперь.

Но хватит на билет финальной кутерьмы,
Комедии поэз и драмы прочих проз,
И за железный грош сидим в партере мы,
Вертя в кривом уме всего один вопрос,

За что такая честь дана на тризне БЫТЬ,
Смеяться невпопад, и плакать невзначай,
Жевать серед рядов попкорновую сыть,
Смотреть на смерть Пьеро, прихлебывая чай.

Мальвина на ковре в сиянии свечей,
И слезы по щекам, и музыки разбег...
Глотатели острот, хранители речей,
Нас проиграл в очко, блатной по сути, век.

фото

(no subject)

Зоосад, занавеска, звезда,
За плечом - золотое руно,
Но не ходят сюда поезда,
Ни недавно, ни даже давно.

Иероглиф и полуустав,
Резы, черты и нечет, и чет.
От разора земного устав,
Я вмерзаю размеренно в лед.

Мысли в клетки и клети сложив,
Я наощупь ищу среди них.
И не ту - если буду я жив,
И не ту, что назначена в стих.

Я ищу только ту, что родна,
Что знакома руке и лицу,
И прозрачна до самого дна,
И подобна по виду кольцу.

Эта мысль, что опять у ворот
И шумит, как живая вода:
Только мертвый до веры дойдет
И останется в ней навсегда.

фото

(no subject)

СКВОЗЬ СОН

Тревожное - где-то, когда-то ,
Спокойное - в общем - за что?
Что выпито, пусто и свято -
Эпоха, война, шапито.

Наружу две медные фиги,
Внутри незадача углом,
И тлеют сгоревшие книги
Едва согревая теплом.

А тучи беременны снегом,
А ветры полны красоты,
Мы заняты медленным бегом
Со светом посмертным на «ты».

Вот дудка, вот цокает «полька»,
Легко по брусчатке звеня.
А впрочем, не жалко нисколько,
Что больше не будет меня.

Напротив ограды - калитка,
Где мы повторим вразнобой
Две строчки размытого свитка
О жизни не ставшей судьбой.

фото

(no subject)

Голым гоголем небо источено,
Где-то справа обшарпанный крест.
Кем - то было и нам напророчено
Замутить равнобедренный квест.
Накалякали бойко и бешено,
Пару нот на вечерю с утра,
Только жизнь все равно не утешена
Лязгом мысли и скрипом пера.
На колу не мочало, а варево,
В перекрест пару ложек тоски,
Все бледнее багровое зарево
На излучине Тахи - реки.
Скоро темень догасит и скроется
Совий куст из решетчатых глаз,
И перстом благодатная Троица
Осенит незаслуженно нас.
И весенним лучом нацарапает
Был ли - не был ли нынешний миг.
С крыши прошлое медное капает,
На лету застывая в лик.
фото

(no subject)

СТИХИ О СЕМЕЙНОМ УЮТЕ
Шаг за шагом, страх за страхом,
Очень медленно, едва.
Становлюсь достойным прахом
По законам естества.
Вот кружу себе над Нилом.
Вот сижу себе ужо
В настроении унылом
В черно-бежевом пежо.
Говорю о смысле смерти,
Что витает надо мной,
И читаю на конверте
Новый адрес неземной,
Где камин и чай с простудой,
Бронза с патиной тускла,
На диване книги грудой
У окраины стола.
И еще – за что, откуда? –
Без подстилки, на полу
Два размеренных верблюда
Дремлют, чавкая в углу.
фото

(no subject)

Стихотворения рождаются сами из воздуха, если умеешь слышать; из тоски, которая никуда не уходит, если ты не пьёшь; из любви, из сострадания, если ты бессилен помочь, и из прочего сора человеческих переживаний.
фото

(no subject)

У речки Красивая Меча.
Листаем страницы теней,
Из прошлой зачитанной книги,
Из сонма мелькающих дней,
Разбитых на мелкие миги.
Их отсвет лежит на лице
Меняя цвета и оттенки -
Прощанье на лунном крыльце,
Объятья у каменной стенки.
И капля сошедшей слезы
Из полузакрытого ока,
И пламя надмирной грозы
Зажегшейся в небе высоко.
И тусклое слово — пора -
И дале - оборвана встреча,
И вон из судеб и двора
У речки Красивая Меча.
Потом и туман и рассвет,
Окно. Занавеска. Терраса.
И нежно - короткое — нет -
И эхо до смертного часа
фото

(no subject)

ФОНЕТИЧЕСКИЙ ШУМ
Теплая Генуя, плещет волна.
Розы, лотки, и машин вереница.
Вид из двустворчатого окна –
Возле фонтана веселые лица.
Лебедь, застыв, неподвижен вовне.
Облако в небе, похоже, застыло.
Рифма природы случилась во мне,
Сердце забилось и позже заныло.
Господи Боже, у белой стены
Я на коленях молюсь тебе долго –
Слишком во мне накопилось вины,
Слишком убавилось веры и долга.
Дом мой далек, и беспамятен ум,
Руки сильны, тяжелы и напрасны.
Слушает слух фонетический шум,
С коим душа и язык не согласны.
Город чужой, и чужая страна,
Время чужое, и все же, и все же –
Дай мне допить мою чашу до дна,
Из милосердия, Боже.
фото

(no subject)




ПЯТАЯ КНИГА БЫТИЯ
Хорошо, что мир просторен,
Как его ни обозначь.
Хорошо, что я в нем овен,
А не шут или палач.
Хорошо, что дом ухожен,
Сердце трудится в груди,
Хорошо, что мне положен
Отдых где-то впереди.
И еще в разгаре лета,
Тайну давнюю тая,
На странице - пятна света
В пятой книге бытия.
Сифа тень и ветра звуки,
Блик на кованом ключе.
И твои в прожилках руки
На моем живом плече.
фото

(no subject)

СКВОЗЬ СОН

Тревожное - где-то, когда-то ,
Спокойное - в общем - за что?
Что выпито, пусто и свято -
Эпоха, война, шапито.

Наружу две медные фиги,
Внутри незадача углом,
И тлеют сгоревшие книги
Едва согревая теплом.

А тучи беременны снегом,
А ветры полны красоты,
Мы заняты медленным бегом
Со светом посмертным на «ты».

Вот дудка, вот цокает «полька»,
Легко по брусчатке звеня.
А впрочем, не жалко нисколько,
Что больше не будет меня.

Напротив ограды - калитка,
Где мы повторим вразнобой
Две строчки размытого свитка
О жизни не ставшей судьбой.