Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

фото

(no subject)


НИЩАЯ СКРИПКА


Нагнулась душа, прикоснувшись едва, 

Ладонью легко провела по губам, 

И память услышала молча слова, 

Что счастье делили с грехом пополам 


И слезы блаженно под пальцы текли, 

И ночь колдовала нам сон до утра. 

И звезды мерцали пугливо вдали, 

И длилась в прощание эта игра.


А сон над Флоренцией падал и гас, 

И нищая скрипка играла навзрыд. 

И мир в эту ночь обходился без нас, 

Без наших забот и без наших обид,


А утром, помедлив немного - настиг, 

Ночное видение бытом глуша. 

И лишь иногда на нечаянный миг 

Незримо к щеке прикасалась душа.


фото

(no subject)

Кругл и розов край заката.
В дымке моря пелена.
Вроде жили мы когда-то
Но в другие времена.

В тех других, помимо власти,
И помимо крестных мук,
Кроме нежности и страсти
Бытовал нездешний звук.

Был он слаб, совсем не громок,
Еле слышен, неказист,
И мерцал мне из потемок,
Как к земле летящий лист.

Я ловил его губами,
Кожей, пальцами руки.
Так и жил он, молча с нами
Здешней жизни вопреки.

Но погас, совсем некстати,
И исчез по мере лет,
Не рыдай мне ныне мати,
И тебя на свете нет.

Вот свирель немного схожа,
Близок к тексту скрипки звук.
Я же слышал его, Боже,
Кожей губ и кожей рук.

фото

(no subject)

Играет Хейфец музыку разлада

Аккорд погас, но тишины не слышу,
Витает звук, не улетая прочь.
Садится лунь в серебряную нишу,
Чтоб сообщить, что наступила ночь,

Что пуст бокал уже до половины,
Ущербен свет « погашенной луны»,
Что мы с тобой родны но не едины,
И наша явь не переходит в сны.

Играет Хейфец музыку разлада,
Струна дрожит, стеная и хрипя.
Что делал я в пустыне зоосада
Свое тысячелетье без тебя.

И как уйти не разрывая нити
Которой мы надежно сплетены,
Застыла ночь в бессмысленном зените
В предверии не мира но войны.

Я не допью оставшуюся влагу,
Марая лист судьбы черновика,
Чтоб не тобой пролиться на бумагу
Могла моя полночная строка.

фото

(no subject)

ТАЙНЫЕ СЛОВА
Убывают тайные слова,
Музыка   звучит полу убита.
Им в замену, видимы едва,
Слоги проступают  общепита.

Кто их по карманам рассовал,
И зачем, скажите,  Бога ради,
Кто-то их усердно рисовал
На листе разорванной тетради.

Что  искал ты в скопище судеб,
Крохи веры?  Верности начало?
Поиск был бесплоден и нелеп,
Как бы это слово ни звучало.

Вот фонарь погас  и не воскрес,
Во звезда сошла по небосклону.
И скатилась мне наперерез
По дороге скорбной  к  Вавилону:

фото

(no subject)

СКЕРЦО

Сухо в горле, очи сухи,
Взгляд насквозь, не поперек.
Две воздушные старухи,
Забрели на огонек,

Я плесну им в чашку водки,
Рио-риту заведу.
И закружатся молодки
Надо мной в своем бреду.

На метле устроят гонки,
Из окна затеют лет.
Две прекрасных амазонки,
Прежде лакомых, как мед.

А устанут - сядут рядом,
И затянут тот мотив,
Что звучал над грешным садом,
Так тревожен и пуглив.

И взорвут неловко сердце,
Так что брызги по углам.
Вот такое это скерцо,
Боль с любовью пополам.

фото

(no subject)

Одна мелодия звучала,
Сменил пластинку — тоже в лад.
Любой финал — всегда начало,
Дороги в рай, дороги в ад.

Сочится дерево разлукой,
Смола желта и тяжела,
Я сыт божественной наукой,
Лететь в два спаренных крыла.

И видеть сны поверх рассудка,
И слышать звуки смысла вне.
Допонимать, что эта шутка
Переназначена не мне.

Качнет глухарь сухую ветку,
И сон очнется не спеша.
И я, открыв наружу клетку,
Уйду в себя, где ждет душа

фото

(no subject)

ЭХО

Свободен от неволи прежних дат,
От призраков событий и имен,
И от того, чем стал Мариенбад,
Для нас с тобой на вывихе времен.

Рука в руке живет короткий век,
Душа в душе взойдет и догорит.
И память по щеке скатИтся из под век
При свете полуночном Леонид.

На север Вам, а мне в зеркальный край,
Где кипарисы стройны и свежи.
Так на прощанье музыку сыграй,
А не случится что-нибудь скажи

В три звука, в пять случайных нот.
Но неподвижен занавес лица.
Вот только эхо все еще живет,
Не торопясь погаснуть до конца.

19 июля

фото

(no subject)

КОМЕДИЯ 

Кто многое имел, тот много потерял,
А мы с худой сумой не ведаем потерь,
Привычно легок шаг, вчера звенел металл,
И как звенел вчера, едва звенит теперь.

Но хватит на билет финальной кутерьмы,
Комедии поэз и драмы прочих проз,
И за железный грош сидим в партере мы,
Вертя в кривом уме всего один вопрос,

За что такая честь дана на тризне БЫТЬ,
Смеяться невпопад, и плакать невзначай,
Жевать серед рядов попкорновую сыть,
Смотреть на смерть Пьеро, прихлебывая чай.

Мальвина на ковре в сиянии свечей,
И слезы по щекам, и музыки разбег...
Глотатели острот, хранители речей,
Нас проиграл в очко, блатной по сути, век.

фото

(no subject)

5 июля 2020 г.  · Это видят: Доступно всем

ЗВУКИ ВНУТРИ ТИШИНЫ

Кто я, Господи, знать хоть бы малость, 

В чем бессмысленный смысл бытия? 

Мне в наследство достались усталость 

И невольная   воля твоя.


Вот разумно стрекочут цикады, 

Вот торжественно плачет скрипач, 

И безмолвные кружат менады

Слыша скрипки нечаянный плач.


Над Флоренцией - ночь голубая, 

Капли слез на открытом лице,

Не хватает мне только трамвая

С буквой «А» на Садовом кольце.


А смычок - все печальней и тише, 

Все прощальней в юдоли земной. 

Молча слушают сонные крыши 

Эту музыку вместе со мной.


Что еще мне оставлено ныне - 

Черно - белые праздные сны? 

Отсвет веры в безлюдной пустыне, 

Словно звуки внутри тишины?

фото

(no subject)

Белый свет протяжен и печален,

Черный цвет - мерцание вины.

Слабый звук тревожных наковален

Долетает до земли войны.

Мир опять необъяснимо болен.

Веры свет, как таянье свечей.

Слабый звук тревожных колоколен

Заглушает музыку мечей.

И чужого времени просторы

Правят нынче невеселый бал.

Перебрех велеричивой своры

Гонит мысль в разруху и финал.

Не читай проклятые газеты,

И не верь собачьим голосам.

Мертвой жизни скорбные приметы

Застилают очи небесам.

А в заросшем и разбитом храме

Помолись, не подымая лик,

О грядущем наступившем хаме.

Чей ты сын и первый учени