Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

фото

(no subject)

НА СВОЕЙ ЧУЖОЙ ЗЕМЛЕ

Что мне делать с этим хламом -
Мутной долей бытия,
Наступившем в яви Хамом,
В коей власти ты и я?

Что мне делать с этой речью,
Исковерканной до лжи?
В шкуру загнанны овечью
Города и этажи.

Как удавкой горло сжато
Бредом пошлости и тьмы.
В чем мы, Боже, виноваты?
В чем опять виновны мы?

Стул и стол, на стуле - тени,
Хлеб и водка на столе.
Встану подле на колени
На своей чужой земле,

Подле памятного праха,
Повторяя без конца,-
Все мы подданные страха,
Или пасынки Творца.

фото

(no subject)

Тень на тень не умножается,
Жизнь не делится на дни,
Все что было, продолжается,
Как и должно искони.

Бьешь баклуши, горе мыкаешь,
Ходишь мерно — тик и так,
Дураку на службе выкаешь,
Другу тыкаешь, дурак.

Выпьешь пива, съешь телятину,
Поскоблишь слегка леща,
Разглядишь от пули вмятину,
От финала трепеща.

Вот и все, и все занятия,
Сон и вдоль и поперек.
Остальное плутократия,
Как натянутый курок.

фото

(no subject)

Я б вас любил, кабы не знать заране,
Что эту чашу завершает дно
И смерти дверь мерещится в тумане,
Когда во рту полощется вино.

Не стоит внове затевать измену
Любой из совершившихся минут,
Как крепко узел стягивает вену,
Как пальцы нервно сигарету мнут.

И трость скрипит, и вздрагивает веко
Где в сан-дени монархи и века.
Мне жаль в себе живого человека,
Немного неубитого пока.

Слеза твоя на камне парапета,
И невзначай пролит аперитив.
Мне все же жаль, что песенка не спета,
Хотя уже и отзвучал мотив.
Leonid Latynin

фото

(no subject)

Радость бытия
Еще не отданы долги,
И не исчерпаны печали,
И ночи лунные долги
Веселой осени в начале.
Еще не допито вино
В огранной зелени посуды,
И кровь «шато» закрыла дно,
Снадобье Вакха от простуды.
И я рисую на стекле
Узор листа замысловатый.
И фонаря печать во мгле,
Обложенной свинцовой ватой
Манит еще, мерцая, взгляд,
Чтоб помнил я, завороженный,
Что веры горний Вышеград
Не погасил свечи зажженной.
фото

(no subject)

ЖАЛЕЙКА
Залетела луна в незакрытую дверь,
Покружив недолгО, улетела в окно,
Я уеду опять в позапрошлую Тверь,
Буду пить по ночам молодое вино.
И смотреть на луну, что со мною жила,
Пусть недолго, а все же, как хочешь суди,
И была так послушна, ровна и мила,
И с серебряной розой в груди.
Буду ждать не спеша и желать и тужить,
И жалейку свяжу из железной травы,
А луна с кем - то будет затейливо жить,
С оловянной короной вокруг головы.
А жалейка - дышать, согреваясь от рук,
А душа - холодить ненавистную речь,
И серебряной нитью пронизанный звук
Будет звать наугад и жалеть, и беречь.
фото

(no subject)

ЧУМА
Чума за каменной стеной,
Не в первый раз гуляет лихо.
Поговори, мой друг, со мной
Бессодержательно и тихо.
И что не делать научи,
И не жалеть о том, что было.
Смотри, как вдруг слеза свечи
На камне мраморном застыла.
Наполни тонкое стекло
Вином нездешнего разлива.
Раз время наше истекло,
Мы будем пить неторопливо,
Смакуя терпкое вино,
С тенями памяти судача
Тех, что оставлены давно
В стихии нежности и плача.
Чей голос, растворясь, исчез
В глухих времен текущей лаве
Без музыки и боли без,
Что душу ворожили в яви.
фото

(no subject)

Из неизбывности и нежности
Из ниоткуда – в никуда.
Из той великой неизбежности
Прихода Божьего суда
Пишу Вам, нежная и праздная,
Моя бессонница и сон,
Где эту жизнь прощально празднуя,
Душа спешит за небосклон.
Я жил, как все, на грани случая.
За гранью меры и тоски,
И снова боль, слепя и мучая,
Сжимает бережно виски.
Я Вам пишу, устало веруя
В несправедливости завет,
Мы - не последние, не первые
Изгнанники бесплодных лет,
Где мне, земной заботой полита,
Судьба вполне благоволит,
Где то, что налито – то пролито,
А то, что выпито – болит.
фото

(no subject)

ТРУДНО НЕ БЫТЬ

Трудно не быть, не сметь и не ждать.
А так вот просто умеренно тлеть,
Смотреть, как летит по небу кровать,
В которой не спит смерть.
Вот кто- то открыл на тебя глаза,
И удивился, что ты еще есть.
И кто - то изрек, не против, а за
Пришедшую с юга весть,
Где кипит в казанЕ мировая скорбь,
Где булькает жижа и наших судеб.
Слева Двина, а правее Обь
В чаше вино и на блюде хлеб.
Так разломи пополам ломоть,
Вылей глоток в горло вина.
Благослови пищу, Господь.
Нынче чума, завтра война.
Локоть вдави ниже груди,
Гул перемен слышать пора.
Жаль, что намедни - «все впереди».
Без паузы стало -"вчера».
фото

(no subject)

Угадай, не угадаешь.
Понимая, не поймешь,
Где нашел, там потеряешь,
Как ты сущности не множь.
На столе стоит посуда,
В ней - багровое вино.
Я вернулся, а откуда
Ведать грешным не дано.
Справа молится Иуда,
Слева делят города,
Мне хватило бы пол чуда
Видеть это никогда.
Ни урода с желтой пряжкой,
Ни лакея в зипуне,
С незатейливой дворняжкой
На засаленном ремне.
В чем мы, Боже, виноваты,
Понимая не поймешь.
Сон, пустырь, ума палаты,
Тайной жизни страх и дрожь.
фото

(no subject)

ОСЕННИЙ МОТИВ
Остывает море и желтеют травы,
Вот уже и птицы прилетели жить,
Убывает место для любви и славы,
Тоньше и прозрачней Ариадны нить.
Так же цепки руки, так же прытки ноги,
Крылья потрепались , но еще вполне,
Прошлое проснулось, встало на пороге,
Как оно прекрасно при живой луне.
Посмотрю направо, горная дорога,
Посмотрю налево - стынь и суета,
А внутри все больше нежности и Бога,
Сквозь мои пустые скорбные лета.
Стало с миром рядом больше одиноко,
И нездешней, новой терпкой тишины,
В том, что знал и ведал никакого прока,
Край не отодвинуть жизни и войны.
Прошлое устало село у камина,
Разливает молча на двоих вино,
Мне моя излишна явно половина,
Глубина разверзлась и открыла дно.