Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

фото

(no subject)

Утешь меня, мой ангел грешный,
Останови мой давний страх,
В разгаре мысли неутешной,
Что был я прах и стану прах.
Быть Богу тяжело угодным
Нам было встари и внови,
Но для того, чтоб быть свободным,
Достаточно глотка любви
От этих дней казенной смуты,
Где длится судеб череда,
Где драгоценны лет минуты -
До края страшного суда.
Разлей по чашкам чай зеленый,
Налей мне доброго вина
В бокал с тоской неутоленной,
Где только вечность и вина.
И буду я тобой утешен
Во сне мирском и наяву,
Где я живу и нем и грешен,
Пока живу.
фото

(no subject)

ВРЕМЯ ОБРАТНОЕ
Время обратное слишком бегучее,
Время приватное Уже давно.
Счастие кратко - от случая к случаю,
То что пригоршнями было дано,
Стынет дорога такая пригожая,
Медь самоварная листьев мила,
Жизнь не подруга, а просто прохожая,
Впрочем как прежде, как сажа бела.
Праздники тусклы, невстречи не тягостны,
Стали сомнения слову тесны.
Что же так мысли все более радостны,
Переходящие в медные сны.
Что же так Бог различимей чем прошлое,
Тень, как и плоть, растворимей в вине.
Все неглубокое, сложное, пошлое
Серною спичкой сгорает во мне.
В свете и тьма веселей непроглядная,
Кружится бабочкой возле огня,
Так наглядись же моя ненаглядная,
Вещей любовью прощального дня.
фото

(no subject)


о видят: Доступн
Живи, немытая держава.
Что ни случится, Бог с тобой,
Идущих влево или вправо
Ведущая в последний бой.
Я был с тобой и буду вечно,
В твоем болоте и дыму,
И прочее — бесчеловечно
В моем разрушенном дому.
Какие сны, какие души,
Тебя пороли и вели,
Одна шестая грешной суши
Моей единственной земли.
Пою ли, плачу ли напрасно,
Сжимаю голову хрипя.
Я за тебя единогласно,
Пусть целый мир не за тебя.
Не почему, противу логик,
Какой грешны одни рабы,
Я безнадежный алкоголик
Твой пронзительной судьбы.
фото

(no subject)

Это видят: Доступно
Справа даль и слева тоже.
Впереди скалистый брег.
Помоги нам грешным, Боже,
Пережить и этот век.
Власть дрожащих в тайном страхе
Низших дней и высших сфер,
Не истлевшую во прахе
Волю ненависти вер.
Третий зрак ослеп и умер,
Вознесен на небеси.
И мычит морзянкой зуммер, -
Наказуй или спаси.
А земля летит куда - то,
Не жива и не мертва.
Так же ветрено крылата
По законам естества.
Птица вьет гнездо беспечно
Без фаты и без колец.
Хорошо, что все не вечно,
И конечно, наконец.
фото

(no subject)

О ПОЛЬЗЕ ПОДВОДНОГО ПЛАВАНИЯ
Хорошо в подводном мире,
Стая рыб над головой,
Хорошо в надводном тире,
Где граница -свой- не свой.
Громко спорят два дебила,
Ты урод, и ты урод.
Это все конечно мило
Мой единственный народ.
Но когда дойдет до драки,
В жанре розг и кулака.
Все же лучше на Итаке,
Где не буйствуют пока.
фото

(no subject)

Миска каши да чашка чаю,
Лодка красная на берегу.
Я скучаю по тебе, я скучаю,
Наскучаться никак не могу.
Вот влетела в окошко птица
И не вылетит вон никак.
Столько лет мне нездешне спится,
Среди желтых в клетку бумаг.
Разбежались по весям соседи,
Деревенский мой дом поник.
Мы по паспорту все медведи,
Ну а люди – мельком, на миг.
Я тебя в свою шерсть зарою,
Твои руки, плечи и грудь.
И упрячу в слова, как Трою,
Чтоб отрыли когда-нибудь.
фото

(no subject)

МЕСТЬ ЦАРЕГРАДА
Зачем- то жизнь взяла и повернула,
Хотел вперед, а вышло, что назад.
Тревожный отзвук гибельного гула
Опять накрыл безумный Цареград.
И там внутри империи великой,
В подвалах храма под асфальт-рекой
Мне машет кто- то в древности безликой
Кровавой правой вскинутой рукой.
Зовет беззвучно к мести и расплате
За умерщвленный величавый век.
За что ты умер, безымянный брате,
Невольник чести вольный человек?
Клеймо «позора» выжжено на коже
Земля в решетке дат отчуждена,
За что не спас немилосердный Боже,
Куда исчезла знатная страна?
А серп опять скользит меж облаками,
Остер и ржав и голоден опять.
Как больно отводить его руками,
И праздный разум медленно терять.
фото

(no subject)

В начале дня или начале века,
Мне кажется, бессмысленно вполне
Зубрить устав живого человека,
Сжигаемого буднично в огне,
Светить свечу над призраком и дымом,
И тень ловить крылатым рукавом,
И, становясь прекрасно нелюдимым,
Не преуспеть в столетье роковом.
И, что всего печальнее и горше, –
Опять любить, как водится, навзрыд
В иванове, париже или орше,
Среди родных и бедных пирамид.
И снова и устало, и убого
Звезды огарок, брошенный с небес,
Не понимая, принимать за Бога,
Который и сгорел, и не воскрес,
И восходить из выжженного лона,
Забыв весь опыт, свой или чужой,
Не веря, верить даже в слово оно
Над меж людей начертанной межой.
фото

(no subject)

Белый свет протяжен и печален,
Черный цвет - мерцание вины.
Слабый звук тревожных наковален
Долетает до земли войны.
Мир вокруг необъяснимо болен.
Веры свет, как таянье свечей.
Слабый звук тревожных колоколен
Заглушает музыку мечей.
И чужого времени просторы
Правят нынче невеселый бал.
Перебрех велеричивой своры
Гонит мысль в разруху и финал.
Не читай проклятые газеты,
И не верь собачьим голосам.
Мертвой жизни скорбные приметы
Застилают очи небесам.
А в заросшем и разбитом храме
Помолись, не подымая лик,
О грядущем наступившем хаме.
Чей ты сын и первый ученик.
фото

(no subject)

Серый вечер качнет занавеску,
Вздрогнет пламя сиятельных свеч.
Эта жизнь мне досталась в отместку
За смирение, веру и речь.

Мне сулились свобода и воля,
В двух шагах за соседним углом,
Где под ручку гуляют глаголя,
Желтый кремль и зеленый дурдом.

Вот бы было печали и страху,
Если б сдуру шагнул за порог,
Положили бы веру на плаху,
И замкнули бы речь на замок.

Я бы бился о жизнь головою,
Я встречал бы сквозь клетку весну.
А теперь попою и повою
И опять ненадолго усну.

И пребуду в своей несвободе,
До нездешнего - кстати - суда.
Это счастье в моем переводе,
Дальше «нет», и блаженнее «да».
Leonid Latynin