Category: общество

фото

(no subject)



Война на бешеном Востоке.
До мировой подать рукой…
Как люди странны и жестоки
В своей юдоли роковой.

А за окном в живом пейзаже
Церквушки тонкие кресты,
Зима, распутица и даже
До счастья к югу три версты,

До голубого небосвода,
До моря мертвого вдали.
Меня хранила несвобода
От края жизни и земли.

От малых бед и прочих буден,
От безразличия времен.
И оставался неподсуден
Любой мой бесконечный сон,

Где столько раз душа убита,
Где столько раз воскресла вновь,
Где нежно плачет «Рио-Рита»
Опять про вечную любовь.


фото

(no subject)


Муза, Муза,
Моя обуза,

Первопричина
Судьбы без чина,

Не различает где право, лево,
СтАтью и вЫглядом королева.

А в остальном, как и должно твари
Жизнь ей отпущена только в паре,

Да и устроена, словно люди,
Локоны, бедра, груди,

Но без нее мне, похоже,
Были бы сон и ложе

Мизерней доли доли
И в нежности и в глаголе.

А с ней вот худо ли бедно -
Вполне - не бесследно.

фото

(no subject)

ДИАЛОГ

" Да, любовь не имеет пола - но удваивает жизнь,
а отсутствие оной расстраивает единственную"

Буди и будь. Главенствуй и пророчь,
Ори несовершенна и упряма ,
Когда идет в бессмысленную ночь,
Одна на всех бессмысленная драма.

Играй свой свет на темени не дня,
Твой приворот полынен и не плотен.
Ты диким мясом накорми меня
В любой из безымянных подворотен.

И что мне до всевышнего родства,
Что рушит внове оживая Порта,
Коль вне закона сна и естества,
Хрипит и дышит бешено аорта.

фото

(no subject)

МОЛИТВА

Лезут в уши чужие, безбожные, мертвые звуки,
Уведи меня прочь в бесконечные, Боже, разлуки,

Уведи меня прочь, занавесь мне неведеньем очи
И оставь мне пустынными дни и короткие ночи.

Я Тебя не прошу, я Тебя умоляю – не надо
Обрывать всю листву из отцветшего тесного сада,

Я Тебя заклинаю, оставь мне вселенские стоны,
Этот свет, исходящий толчками из темной иконы.

Я Тебя не прошу ни о самом обыденном чуде,
Ни о выходе в мир, где не вымерли близкие люди,

Где идеи еще копошатся пугливо за дверью,
Где есть место забытому каменным веком поверью…

Я стою на коленях, и лоб мой касается пола,
Правя тризну немую живаго намедни глагола.

фото

(no subject)

Слава Богу, закрылась зала,
Праздник стих, отзвенела медь,
Как ты вовремя мне сказала,
Время спать, и не время петь,

Плыл по воздуху голубь мира,
Тихо ястреб кружил вдали.
На две части сломалась лира
И упала за край земли.

Свиристели свистели громко,
Пахло мясом паленых гор.
И играла свирель потомка
Не рожденного до сих пор.

Мне бы знать, что доносят звуки,
Мне бы ключ - отворить их толк.
То ли воют по волку суки,
То ли кличет их мертвый волк.

Я от воя закрою уши,
Я засну , как велела ты.
Не спасайте вы наши души,
И зашейте потуже рты.





фото

(no subject)

Из неизбвности и нежности
Из ниоткуда - вникуда.
Из той великой неизбежности
Прихода Божьего суда

Пишу Вам,нежная и праздная,
Моя бессонница и сон,
Где, эту жизнь прощально празднуя,
Душа спешит за небосклон.

Я жил, как все, на грани случая.
За гранью меры и тоски,
И снова боль,слепя и мучая,
Сжимает бережно виски.

Я Вам пишу, устало веруя
В несправедливости завет,
Мы - не последние и первые
Изгнанники бесплодных лет,

Где мне, земной заботой полита,
Судьба вполне благоволит,
Где то, что налито - то пролито,
А то, что выпито - болит.




фото

(no subject)

Ни на шаг не ближе света, поздней ночью в воскресенье,
Ни на шаг не ближе солнца к моему кривому дому,
Возле церкви у Никитских, бедной церкви Вознесенья,
Примыкающей проездом и к Гоморре и к Содому.

Не построив – не разрушишь, не разрушив – не построишь,
Тяп да ляп, кривые доски, долото, шипы, зубило.
Что ты, тварь земная, хочешь, что ты, тварь живая, стоишь,
Отчего так душу трезву зазнобила, зазнобила.

Тварь, товар, творец небесный, тора, трубы, холод местный.
Где тебя, трепло, носило, где тебя, скажи, мотало? –
Вид твой тусклый, взгляд твой жалкий, мелкий, тесный,
Неизвестный, неуместный, пасть удава, в пасти жало.

На, возьми, что хочешь, с лету, заглоти с лихвой и гаком,
Удави своей удавкой, что скоромностью прикрыла.
Я помечен был когда-то непонятным людям знаком,
Посему не мог не ползать, где положено бескрыло.

И еще – не мучай долго, жизнь и так полна надежды,
Под Содомом плещет Волга, стынет берег одиноко,
Обещай любить не больно, закрывая дланью вежды,
Занавесивши подолом мне недрéманное око.




фото

(no subject)

Я даже в мысли более безгрешен.
Спеленут так, что звуку не пройти.
Пусты зимой строения скворешен,
И птиц пусты свободные пути.

И только тот огонь неугасимый,
Единственный, мерцающий едва,
Божественный, больной, невыносимый,
Я научился складывать в слова.

И объяснять, что в лоб необъяснимо,
И забывать осознанную суть -
Жить без людей и этой жизни мимо,
Свободно, равнодушно, как-нибудь.

И узнавать в несбывшемся удачу,
И находить в утраченном покой,
Пока я для кого-то что-то значу
В убогой жизни многовековой.




фото

(no subject)

ВРЕМЯ ОБРАТНОЕ
Время обратное слишком бегучее,
Время приватное Уже давно.
Счастие кратко - от случая к случаю,
То что пригоршнями было дано,

Стынет дорога такая пригожая,
Медь самоварная листьев мила,
Жизнь не подруга, а просто прохожая,
Впрочем как прежде, как сажа бела.

Праздники тусклы, невстречи не тягостны,
Стали сомнения слову тесны.
Что же так мысли все более радостны,
Переходящие в медные сны.

Что же так Бог различимей чем прошлое,
Тень, как и плоть, растворимей в вине.
Все неглубокое, сложное, пошлое
Серною спичкой сгорает во мне.

В свете и тьма веселей непроглядная,
Кружится бабочкой возле огня,
Так наглядись же моя ненаглядная,
Вещей любовью прощального дня.




фото

(no subject)

ВАНЬКА КАИН

Я Вас не знал и видно не узнаю,
Я все сказал, что говорить нельзя,
Наверное потом, когда случиться маю,
Я вновь вернусь, по прошлому скользя.

Крива стезя, и отчасти поката,
Я верил в то, в чем веры ни на грош,
Тусклы дома в окрестности Арбата,
И мой на них мучительно похож.

Живу, как должно, нем и неприкаян,
Считая даты будничных потерь.
Порой сосед филолог Ванька Каин
Стучит ногой в незапертую дверь.

Мы тянем водку, спутницу порока,
Что если б ведал, возлюбил Сократ,
И рассуждаем о вине Востока,
Что час от часу множится стократ.

А прошлое болит, в бесцеремонном раже
Еще живую прерывает речь.
И никого из безымянной стражи,
Что б нас от нашей памяти беречь.