Category: происшествия

фото

(no subject)



Война на бешеном Востоке.
До мировой подать рукой…
Как люди странны и жестоки
В своей юдоли роковой.

А за окном в живом пейзаже
Церквушки тонкие кресты,
Зима, распутица и даже
До счастья к югу три версты,

До голубого небосвода,
До моря мертвого вдали.
Меня хранила несвобода
От края жизни и земли.

От малых бед и прочих буден,
От безразличия времен.
И оставался неподсуден
Любой мой бесконечный сон,

Где столько раз душа убита,
Где столько раз воскресла вновь,
Где нежно плачет «Рио-Рита»
Опять про вечную любовь.


фото

(no subject)

МОЛИТВА

Лезут в уши чужие, безбожные, мертвые звуки,
Уведи меня прочь в бесконечные, Боже, разлуки,

Уведи меня прочь, занавесь мне неведеньем очи
И оставь мне пустынными дни и короткие ночи.

Я Тебя не прошу, я Тебя умоляю – не надо
Обрывать всю листву из отцветшего тесного сада,

Я Тебя заклинаю, оставь мне вселенские стоны,
Этот свет, исходящий толчками из темной иконы.

Я Тебя не прошу ни о самом обыденном чуде,
Ни о выходе в мир, где не вымерли близкие люди,

Где идеи еще копошатся пугливо за дверью,
Где есть место забытому каменным веком поверью…

Я стою на коленях, и лоб мой касается пола,
Правя тризну немую живаго намедни глагола.

фото

(no subject)

Слава Богу, закрылась зала,
Праздник стих, отзвенела медь,
Как ты вовремя мне сказала,
Время спать, и не время петь,

Плыл по воздуху голубь мира,
Тихо ястреб кружил вдали.
На две части сломалась лира
И упала за край земли.

Свиристели свистели громко,
Пахло мясом паленых гор.
И играла свирель потомка
Не рожденного до сих пор.

Мне бы знать, что доносят звуки,
Мне бы ключ - отворить их толк.
То ли воют по волку суки,
То ли кличет их мертвый волк.

Я от воя закрою уши,
Я засну , как велела ты.
Не спасайте вы наши души,
И зашейте потуже рты.





фото

(no subject)

Круговорот любви в природе,
Что безмятежна и нема.
Я не любил вчера вас вроде,
А нынче снова без ума.

Опять разор, вина, заботы.
И все доступно, что нельзя.
И те крутые повороты,
По краю разума скользя.

Все пополам в разлом, в разруху,
Все наугад, и мимо дат.
И вдруг уже доступно слуху,
Как дышит хрипло мертвый сад.

Как пьяный дождь стучит по крыше,
В знакомом ритме -раз-два-три,
И как любовно стонут мыши
При свете бешеной зари.




фото

(no subject)

я и Я

И вот остались мы вдвоем
Лишь я и Я.
Напротив чаши бытия
Из чаши смерти пьем.

На дне мерцают два лица
Различны в бездну лет.
Но выдан лишь один билет
Кому-то в два конца.

Смиреньем полнится одно,
Другое — медь и страсть.
Кому из них какая масть,
Узнать нам не дано.

Мы пили обе пополам,
И первая горька.
А под второй дрожит рука,
Несущая к губам.




фото

(no subject)

Я слеп в чужой земле, я глух в чужой стране.
Слова мои мертвы, и речь моя нема,
А что с моей страной - вопросы не ко мне,
Она в который раз опять сошла с ума.

Смешалось в кучу то, что грезило войной,
Что было меж собой веками на ножах,
И красно-белый стяг развеян надо мной,
И красно-белый дым на четырех ветрах.

Сижу в своем углу, свищу себе в свирель,
Немому не слова, а музыка нужна.
Пусть осень на дворе, но, впереди апрель,
И хочется еще хоть толику рожна.

И вечер так хорош, что хочется не знать
О сборище толпы, о скопище забот,
И лезет на незнать разбуженная знать,
А может быть, опять совсем наоборот.

Закат по кромке гор - как кровь по острию,
Охотничье ружье стреляет беглых птиц.
Как хорошо, что нем и время не мое,
И нет меня давно среди безумных лиц.

фото

(no subject)

Мне путеводна фраза, которую я слышал от Булата Окуджавы ,- «Я общаюсь только с теми, кто меня любит»
Так вот, к тем, «кто меня любит».
В душе скопился избыток простых и важных слов, которые я постарался привести в порядок и расставить вот в таком сложении для ВАС. СПАСИБО

В посмертной жизни много смуты,
Хватает снов на жизнь едва.
Цежу сквозь вечность не минуты,
А только главные слова:

Семья, любовь, наличье воли,
Погода , чай по вечерам,
Перебирая четки боли,
И прочей жизни скучный хлам.

И кто, скажите мне, рассудит,
В чем я виновен или прав,
И смерть пройдет и Бог забудет,
Со мной в надежду поиграв.

А ветер прян и дождь по крыше,
Где в царстве тени - ты и я.
Где там вверху и много выше
Другая мера бытия.

фото

(no subject)

Земля моя, зачем ты не кругла,
А сумрачно пряма и не поката,
Четыре равнобедренных угла
Среди полуснесенного Арбата.

Больничные слепые фонари,
Угрюмые завешанные стены,
И бесполезно, что не говори,
Торчат рога надломленной антенны.

Здесь бродит призрак завтрашнего дня
Живущий тяжело и виновато,
В нем больше от тебя, чем от меня,
Летавшего по воздуху когда-то.

Течет на кухне нечинимый кран,
Чуть слышно за стеной бренчит гитара.
И черен, нем обугленный экран,
Сгоревший от грядущего пожара.




фото

(no subject)

Как очевидно каменеют люди,
В ответе не нуждается вопрос.
Днесь голова Крестителя на блюде
Не вызовет ни радости, ни слез.

Добро и зло уже неразличимы,
И свет и тьма синонимы вполне.
Лицо неотделимо от личины
При солнце, как когда то при луне.

И взяв свечу неосторожно в руку,
Ищу не человека, только след,
Что мне оставил древнюю науку,
Добро - есмъ жизнь, а беззащитность – свет.

А свет свечи не гаснет и не греет,
А день вокруг до одури горяч.
И запах смерти уловимо веет,
Напоминая одинокий плач.




фото

(no subject)

ЧЕТ И НЕЧЕТ

Цветы сирени высохли давно,
И дятел спит с открытыми глазами,
И жизни домотканое сукно
Как знамя развивается над нами.

Устав забот затвержен наизусть,
Душа разъята на четыре части,
Напиток терпкий - музыка и грусть -
Давно сильней и разума, и страсти.

Вот замер звук, вот вздрогнула струна,
И чей-то зов сквозь шорохи и вздохи.
Я сделал полглотка казенного вина
И прозевал мгновенно пол эпохи.

Орудий гул затих, но не умолк,
И старый пруд затягивает тина,
Качал нас в люльке сумасшедший волк,
А в смерть пасет какая-то скотина.

Кровь не бурлит, но, кажется, течет,
Удача тоже не проходит мимо,
Я думал - нечет, оказалось - чет...
Но на кону ни пени, ни сантима.