Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

фото

(no subject)

ВОЛЕЙ СЛУЧАЯ

Жизнь отложена, смерть отложена,
Делай Господи, что положено.

Что положено, то и сбудется,
Что не сбудется, то забудется,

А останется, то что мучило
Волей Божею или случая.

фото

(no subject)

Мне кажется, что вы уже не Вы,
Вам кажется, что я уже не Я.
Мы оба только призраки молвы
В заштопанном быту — небытия.

Мешают жить шумы и голоса
Звучащие не в лад и невпопад,
Под лепет спиц и скрипы колеса
Давно в миру полузабытых дат.

Скажи, зачем Ваш невесомый стон,
Записанный на ленте перемен,
Стучится в мой неотвратимый сон,
Где я уже из меди до колен.

За выстрелом такая тишина,
Как будто умирает Вечный Жид,
Мне жаль, что жизнь не до конца пьяна,
Что мертвый дух потеет и дрожит.

фото

(no subject)

Я б вас любил, кабы не знать заране,
Что эту чашу завершает дно
И смерти дверь мерещится в тумане,
Когда во рту полощется вино.

Не стоит внове затевать измену
Любой из совершившихся минут,
Как крепко узел стягивает вену,
Как пальцы нервно сигарету мнут.

И трость скрипит, и вздрагивает веко
Где в сан-дени монархи и века.
Мне жаль в себе живого человека,
Немного неубитого пока.

Слеза твоя на камне парапета,
И невзначай пролит аперитив.
Мне все же жаль, что песенка не спета,
Хотя уже и отзвучал мотив.
Leonid Latynin

фото

(no subject)

КОРОЛЕВА

Небо плакало долго и горько,
Лился дождь, торопясь на лицо,
И спешила озябшая полька,
Потеряв по дороге кольцо.

Сумасшедшая праздная дева
В желтых листьях опавших берез.
А когда- то была королева,
Доводившая душу до слез.

У наследника дел вереница,
У наследницы их кутерьма.
Перевернута трона страница,
Легким жестом сошедших с ума.

На столе золотая посуда,
И по стенам родни череда.
Не случится обратного чуда,
Ты уже не вернешься сюда.

Ты в своем зазеркалье остыла.
И живешь, не жива - не мертва.
Было царство, побыло и сплыло.
Не дожив до распада едва.

фото

(no subject)

Прозрачная стезя, прозрачнее пространства,
Беспечные шаги вперед и наугад,
И в этом – признак тем, смешных как постоянство,
Которым, как всегда, я искренне не рад.

Скольжу не тяжело, пока что без одышки,
Теряя по пути последние – куда,
И бабочка черна на белизне манишки,
Рука еще нежна, надежна и тверда.

И белая рука в ответ еще желанна,
Прощелкал соловей убогое – пора.
И сыплется с небес как белый порох манна,
И движется ко мне заветная гора.

Коты поют в ночи роскошно и протяжно,
И кошки вторят им победно и грешно,
И то, что мир погиб, по существу не важно,
И более того, по сущности, смешно.

фото

(no subject)

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Как хорошо, что смерти нет,
И прах всего лишь прах,
Накинь на сон мой легкий плед
На четырех ветрах.

Свяжи из пряжи нежных слов
Воздушное — аминь,
И извлеки из детских снов
Другого неба синь.

И память прошлую развей
По всей земной глуши,
И не забудь, любви моей
Об этом напиши,

Как обнимал ночной залив,
Как плыл волне в упор,
Как был в прощальный час красив
Туманный абрис гор.

Еще о том, что плеч покат
Пронзительно был бел.
И что вернуться к ней назад
Мой грешный Бог велел.

фото

(no subject)

КОМЕДИЯ 

Кто многое имел, тот много потерял,
А мы с худой сумой не ведаем потерь,
Привычно легок шаг, вчера звенел металл,
И как звенел вчера, едва звенит теперь.

Но хватит на билет финальной кутерьмы,
Комедии поэз и драмы прочих проз,
И за железный грош сидим в партере мы,
Вертя в кривом уме всего один вопрос,

За что такая честь дана на тризне БЫТЬ,
Смеяться невпопад, и плакать невзначай,
Жевать серед рядов попкорновую сыть,
Смотреть на смерть Пьеро, прихлебывая чай.

Мальвина на ковре в сиянии свечей,
И слезы по щекам, и музыки разбег...
Глотатели острот, хранители речей,
Нас проиграл в очко, блатной по сути, век.

фото

(no subject)

Как хочется пить, а кругом вода,
Как хочется жить, а кругом смерть.
И сквозь меня натянуты провода
Один провод сметь, а другой не сметь.

Только тронь, и каждый искрит,
А если замкнуть, не сносить головы.
Хорошо, что есть на земле этой остров Крит.
На расстояньи доступности от Москвы.

Птицы кричат, море шумит.
Ор куропаток визглив и груб.
Журчит родник из под мраморных плит,
Так бы и выпил все не отрывая губ.

Кто я, кому, пригодился на час,
Тужится небо, рожая темь.
И что с того, что я еще не погас,
Часы считают - девять, восемь, семь…

фото

(no subject)

Белый свет протяжен и печален,

Черный цвет - мерцание вины.

Слабый звук тревожных наковален

Долетает до земли войны.

Мир опять необъяснимо болен.

Веры свет, как таянье свечей.

Слабый звук тревожных колоколен

Заглушает музыку мечей.

И чужого времени просторы

Правят нынче невеселый бал.

Перебрех велеричивой своры

Гонит мысль в разруху и финал.

Не читай проклятые газеты,

И не верь собачьим голосам.

Мертвой жизни скорбные приметы

Застилают очи небесам.

А в заросшем и разбитом храме

Помолись, не подымая лик,

О грядущем наступившем хаме.

Чей ты сын и первый учени

фото

(no subject)

Зоосад, занавеска, звезда,
За плечом - золотое руно,
Но не ходят сюда поезда,
Ни недавно, ни даже давно.

Иероглиф и полуустав,
Резы, черты и нечет, и чет.
От разора земного устав,
Я вмерзаю размеренно в лед.

Мысли в клетки и клети сложив,
Я наощупь ищу среди них.
И не ту - если буду я жив,
И не ту, что назначена в стих.

Я ищу только ту, что родна,
Что знакома руке и лицу,
И прозрачна до самого дна,
И подобна по виду кольцу.

Эта мысль, что опять у ворот
И шумит, как живая вода:
Только мертвый до веры дойдет
И останется в ней навсегда.