Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

фото

(no subject)

Я слеп в чужой земле, я глух в чужой стране.
Слова мои мертвы, и речь моя нема,
А что с моей страной - вопросы не ко мне,
Она в который раз опять сошла с ума.
Смешалось в кучу то, что грезило войной,
Что было меж собой веками на ножах,
И красно-белый стяг развеян надо мной,
И красно-белый дым на четырех ветрах.
Сижу в своем углу, свищу себе в свирель,
Немому не слова, а музыка нужна.
А на дворе весна, и впереди апрель,
И хочется еще хоть толику рожна.
И вечер так хорош, что хочется не знать
О сборище толпы, о скопище забот,
И лезет на незнать разбуженная знать,
А может быть, опять совсем наоборот.
Закат по кромке гор - как кровь по острию,
Охотничье ружье стреляет беглых птиц.
Как хорошо, что нем и время не мое,
И нет меня давно среди безумных лиц.
фото

(no subject)

Что ты стонешь во сне иноземец,
Мертвых стран неуютен уют,
Постигающий истину немец,
Здесь не плачут, а молча поют.

Здесь играют в забавные игры,
Раньше смерти – в угрюмый покой,
Здесь как скот даже жаркие тигры –
Спят в покорности роковой.

Здесь олени по долам не скачут,
А в загонах понуро тихи,
Только птицы витают и плачут
Да бормочут под утро стихи.

И во всей этой призрачной близи
И душе невозможно сберечь –
Птицы взгляд на кирпичном карнизе
И друзей потускневшую речь.
фото

(no subject)

Прозрачная стезя, прозрачнее пространства,
Беспечные шаги вперед и наугад,
И в этом – признак тем, смешных как постоянство,
Которым, как всегда, я искренне не рад.
Скольжу не тяжело, пока что без одышки,
Теряя по пути последние – куда,
И бабочка черна на белизне манишки,
Рука еще нежна, надежна и тверда.
И белая рука в ответ еще желанна,
Прощелкал соловей убогое – пора.
И сыплется с небес как белый порох манна,
И движется ко мне заветная гора.
Коты поют в ночи роскошно и протяжно,
И кошки вторят им победно и грешно,
И то, что мир погиб, по существу не важно,
И более того, по сущности, смешно.
фото

(no subject)

У ЗАБЫТОГО КОЛОДЦА
Есть исчерпанность сюжета —
Жизнь и смерть, зима и лето.
Войны, смерчи, наводненья,
Жалкий приступ вдохновенья.
Власть, чума, успех и слава,
Божий суд, мирское право.
Что ж так сердце резво бьется
У забытого колодца,
Возле жальника над речкой,
У иконы с желтой свечкой,
От слезы твоей любимой,
Всё никем не заменимой?
Только тронь – и отзовется,
Все никак не разобьется.
фото

(no subject)

Справа даль и слева тоже.
Впереди скалистый брег.
Помоги нам грешным, Боже,
Пережить и этот век.
Власть дрожащих в тайном страхе
Низших дней и высших сфер,
Не истлевшую во прахе
Волю ненависти вер.
Третий зрак ослеп и умер,
Вознесен на небеси.
И мычит морзянкой зуммер -
Наказуй, или спаси.
А земля летит куда - то,
Не жива и не мертва.
Так же ветрено крылата
По законам естества.
Птица вьет гнездо беспечно
Без фаты и без колец.
Хорошо, что все не вечно,
И конечно, наконец.
фото

(no subject)

Гора устала, стоя на ветру,
Парить и жить, и гладить облака.
Дышать туманам алым поутру
И мерить на мгновения века.

Смотреть как люди по скале скользят
И как огонь сжигает старый лес
И впитывать дерев гниющих яд
И яд дождей отравленных небес.

И что с того, что, видима едва,
Бежит внизу туманная вода,
Поверх земли - зеленая трава,
А в глубине - железная руда.

И что с того, что видела гора
Помпеи гибель, войны и пиры.
И музыка пилы и топора
Знакома слуху чуткому горы.

И, равнодушно устремляя взгляд
За кругозор окрестностей своих,
Она внутри скрывает тайный ад,
Что скоро примет мертвых и живых.
фото

(no subject)

ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР
Я столько раз промахивался мимо,
Идя на смерть, что зрил и принимал.
И все , что мнилось мне - неотвратимо,
Оказывалось сбой, а не финал.
Снарядов взрыв в оплавленном окопе,
И поезд в метре мчащийся насквозь,
И нож в боку в коричневой Европе,
Который пережить мне довелось.
И сорок дней устойчивого ада.
Да мало ли, за здешние грехи,
И та моя любезная менада,
Кем был Орфей растерзан за стихи.
Но жив и пьян, и все еще не вечер,
И шаг упруг, и воля не слаба,
И дальше в быт открыл мне путь диспетчер,
Приговорив к бессмертию раба.
И вот она затейливая ксива,
Не по зубам ни власти, ни рублю,
Я видел смерть она вполне красива,
Пусть подождет, пока не полюблю.
фото

(no subject)

Я жизнь проспал, и что в итоге?
Ни грез, ни веры, ни людей,
А только мир туманный в Боге,
Да призрак призрачных идей.
Не разбудили в должной мере
Ни войны наций и племен,
Ни сшибки тех, кто в общей вере
Стучались в мой невечный сон.
Ни выстрел, пролетевший мимо,
Отцовство мерой в полувек,
Ни буйство дремлющего Рима,
Ни нежность лучшей имя рек.
Из смерти в смерть перетекая,
Из сна и снова в новый сон,
Так и живу в бараке рая
К судьбе прикованный Ясон.
фото

(no subject)

ДОЛГ
Пришла пора не понимать заботы -
Считать дела на шум и калачи.
За все заплачено до мускульной зевоты,
И сожжено на пламени свечи.
Пришла пора иной не с виду меры
Добра и зла, неволи и свобод,
И там, где тексты чиркали химеры,
Читаешь свой особенный извод.
В нем то не так, и прочее тем боле,
И игрек с зет в цифири перелит,
Не те, что нам долбили в высшей школе,
А те , что смерть впечатала в гранит.
На сто веков по паре грешных знаков,
На сто столетий троицу фигур,
Одну оставил по себе Иаков,
Другую позабыл халдейский Ур.
Досталась мне священная добыча,
В придачу долг, хотя и грешен я -
Перевести, сбиваясь и талдыча,
В прозрачный текст другого бытия.
фото

(no subject)

В доме моем то трава, то снега,
Гости чужие толпятся толпою.
Друг мой смертельней любого врага,
Сердце болит не в груди с перепою.

Где я его обронил невзначай.
Как далеко оно там закатилось.
Ладно, налей свой мучительный чай.
Лишь бы оно и болело, но билось.

Где его след и когда замело,
Жалкое сердце в миру инородца.
Набело жить, а точней набело,
Мне не пришлось и уже не придется.

Стон за стеной и последняя дрожь,
Тела морковного страхи и боли…
Мертвое сердце виной не тревожь.
Это не наша история боле.