Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

фото

(no subject)

ГУННЫ
Где-то бродит наважденье беспризорно,
То ли тает, то ли кружится стремглав.
Наше сущее надежно и бесспорно,
Даже если я виновен и неправ.
Все равно звезда погасшая красива,
И прекрасна не взошедшая трава.
Мир продолжится, и это справедливо,
Даже если ты стократно неправа.
Будет море, будут птицы и печали,
Будут терпкие и дикие плоды,
Что на землю раскаленную упали
У соленой и расплавленной воды.
Пахнут листья пожелтевшие агавы
То ли мороком, а может быть, судьбой,
Все священно, даже если мы не правы
И виновны непрощаемо с тобой.
Вот и вечер раньше срока гасит луны.
Вот и утро не торопится истечь.
Хорошо, что мы - потомственные гунны,
И призывна и гортанна наша речь.
фото

(no subject)

Власть дрожащих в тайном страхе
Низших дней и высших сфер,
Не истлевшую во прахе
Волю ненависти вер.

Третий зрак ослеп и умер,
Вознесен на небеси.
И мычит морзянкой зуммер -
Наказуй, или спаси.

А земля летит куда - то,
Не жива и не мертва.
Так же ветрено крылата
По законам естества.

Птица вьет гнездо беспечно
Без фаты и без колец.
Хорошо, что все не вечно,
И конечно, наконец.
Leonid Latynin

фото

(no subject)

В ПОДЛУННОМ ТИРЕ
Жизнь возвращается неспешно,
Горчит, о жалком теребя.
Опять живешь светло и грешно,
В глухих окрестностях себя.

А там — ручей течет начален,
И фазана разъята плоть.
Как вид убитого печален,
Мой милосерднейший господь.

Снуют откормленные стаи,
Скворчат тетерки невпопад,
Мечта исполнена о рае,
Пора опять в знакомый ад.

Взведен курок, на мушке тело,
Чуть набок сбитый хохолок,
И то, что пело и звенело,
Находит свой финальный срок.

Мы все живем в подлунном тире,
Все на виду наперечет.
Щелчок и - парой меньше в мире.
И в нечет испарился - чет.

фото

(no subject)

За окном – то свет, то тьма,
Череда войны и мира.
Не сойти б в ответ с ума
Среди алчного ампира.

Чижик-пыжик правит бал,
Хорохорится корова,
Этот бал заколебал
Или хуже, право слово.

Выйду в поле на простор —
Никого кругом, до дрожи,
Лишь луна глядит в упор,
Лишена любви и кожи.

Ветер сонно шевелит
День прошедший, день грядущий.
Голубь музыку гулит,
Высоко паря над кущей.

И такая, глянь, трава,
И такое время века,
Что кружится голова
И подрагивает веко.

С неба падает звезда,
Грудь навылет пробивая…
Хорошо, хоть иногда
Жизнь случается живая.





фото

(no subject)

Душа и тело.
Ничего и не случилось, просто птица прилетела,
Повертелась покружила, поиграла на трубе,
Но расплывчатое тело замахало неумело
Позабытыми крылами и отправилось к тебе.

День проходит, жизнь промчалась,
А его все нет и нету и не выпадет найти,
Жалко только, эка малость,
Что душа летя по следу не запомнила пути.

Мне без них, конечно грустно,
Иногда тоска такая, что и водкой не залить,
Я пишу бродягам письма, но желательней бы устно
С кем нибудь из них подробно о судьбе поговорить.

На окне труба стареет, пыль на золото налипла,
Птицы носятся чужие, то снаружи, то внутри,
Пыль ладонью вытираю, подпеваю птицам хрипло,
Все не сплю и жду чего-то вне заката и зари.
Leonid Latynin

фото

(no subject)

Справа даль и слева тоже.
Впереди скалистый брег.
Помоги нам грешным, Боже,
Пережить и этот век.

Власть дрожащих в тайном страхе
Низших дней и высших сфер,
Не истлевшую во прахе
Волю ненависти вер.

Третий зрак ослеп и умер,
Вознесен на небеси.
И мычит морзянкой зуммер -
Наказуй, или спаси.

А земля летит куда - то,
Не жива и не мертва.
Так же ветрено крылата
По законам естества.

Птица вьет гнездо беспечно
Без фаты и без колец.
Хорошо, что все не вечно,
И конечно, наконец.
Leonid Latynin

фото

(no subject)

Я говорю - не мучай, будь добра.
Кривая правда слишком в обиходе.
Под сень тепла апрельского костра
Оставь меня надолго на свободе.

Пока во мне не погасили свет,
Пока усердна в рукоделье Парка.
И пусть меня в миру сегодня нет,
Где жил когда - то бешено и жарко.

Собаку глажу льнущую к ногам,
Смотрю цветы стоящие устало.
И слышу птиц неугомонный гам,
На дне двоякого кристалла.

Помилуй Боже, и прости мой грех,
Что веры ждал — напрасная затея,
Так хрустнул под ногой раздавленный орех,
Когда к Акиду мчалась - Галатея.

фото

(no subject)

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Пальцы играют тихо -
В воздухе - чей то сон,
В окне догорает шутиха
Под грай неземных ворон.

В темени дня ли ночи
В шесть километров круг.
Смотри как просыпались очи
Из наших дырявых рук.

Рядом вспыхнула птица,
Пепел сдуло с лица.
И загорелась страница
Что тяжелей свинца.

Я ли тебя не нежил,
Я ли твой сон не пас,
Смотрел на тебя и не жил,
В самый счастливый час,

Когда вдруг едва уловимо
Тенью из - за плеча
Жизнь промелькнула мимо,
Сквозь немоту звуча.




фото

(no subject)

Я слеп в чужой земле, я глух в чужой стране.
Слова мои мертвы, и речь моя нема,
А что с моей страной - вопросы не ко мне,
Она в который раз опять сошла с ума.

Смешалось в кучу то, что грезило войной,
Что было меж собой веками на ножах,
И красно-белый стяг развеян надо мной,
И красно-белый дым на четырех ветрах.

Сижу в своем углу, свищу себе в свирель,
Немому не слова, а музыка нужна.
Пусть осень на дворе, но, впереди апрель,
И хочется еще хоть толику рожна.

И вечер так хорош, что хочется не знать
О сборище толпы, о скопище забот,
И лезет на незнать разбуженная знать,
А может быть, опять совсем наоборот.

Закат по кромке гор - как кровь по острию,
Охотничье ружье стреляет беглых птиц.
Как хорошо, что нем и время не мое,
И нет меня давно среди безумных лиц.

фото

(no subject)

ИЗ ГЛИНЫ И ЗЕМЛИ

Я меняю бЫка на яндЫка

И плыву на лодке, неспеша.

Жизнь давно сложна и многолика,

Менее, конечно, чем душа.


Парус подниму себе, однако.

Под арабский ветер попаду.

Я живу на острове Итака.

С розовым брабантским какаду.


Мне милы убогие напевы.

Хлопот крыльев около плеча.

Разглядеть улыбку королевы

Помогает тусклая свеча.


В мир мы заглянули не напрасно,

Времени чужому не служа,

Где закат воздушно и прекрасно

Капает возвышенно с ножа.


Звук валторны вызывает трепет,

Белый парус кружится вдали.

Жаль, что Бог опять меня не слепит

В эту жизнь из глины и земли.