Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

фото

(no subject)



ПОДЗЕМНОЕ СОЛНЦЕ
Что-то солнце подземное село,
И оно же еще не взошло.
Как качели качается тело,
Раз – не нАбело, два – набелО.
Чем мне голову время забило,
Что за сор накопился в душе.
Где подземное наше светило
В этом ветхом шестом шалаше.
Я не стал бы молиться о свете,
Если б даже он снова погас.
Мы за прошлое нынче в ответе,
И за то, где и не было нас.
Вот свеча догорела покорно.
Воск скатился с теплом пополам.
Как же снова легко и просторно
В этой тьме, что невидима нам.
фото

(no subject)

ШКОЛЬНЫЙ ДНЕВНИК
Ко мне возвращается зрение,
Где небо земли крупней.
Опять заглянуло везение
Из самых далеких дней.
Вернулись листы архивные
В папке с синей тесьмой,
Где строки в года наивные
Беседу вели со мной.
И нет драгоценней милости
Смотреться опять в зеркала
Бессвязности, но не бескрылости
В царстве добра без зла,
Беспечности и метания,
От Рима до Воркуты,
И к каждой твари внимания,
И с каждой легко на «ты».
Мерцания Бога в инее,
И крыльев размах в ходьбе
И мыслей прямые линии
в посмертной своей судьбе.
фото

(no subject)

·
Это видят: Доступно всем
Доступно всем
Природа девственно глуха
К твоим печалям, брат,
Скрипит бессмысленно ольха,
Стучит по крыше град.
И плачет ветер день-деньской
Навзрыд и ни о чем.
А мне дано смотреть с тоской
На праздный окоем.
Скажи, зачем мне ведать страх,
Болеть чужой бедой,
И знать всегда, что данный прах
Развеют над водой?
Зачем мне вера в чох и жох,
Что в грудь мою стучит?
Об это знает только Бог,
Но знает и молчит.
фото

(no subject)


ЦАРЕГРАД

Недолгая вечность одна

Прошла незаметно и тихо -

Сиречь, не слышна, не видна,

Минуя верховное лихо.

И время второй впереди,

Насколько сердешную хватит,

Когда свою плату в груди

Душа неизбежно заплатит.

В ней будет тариф за тепло,

Тревоги и тайные страхи,

За эль, наполнявший стекло,

За долг, что напрядали пряхи -

За то, что не сделал, увы -

Из слов неистратное Слово,

А только на рынках молвы

Толкался в толпе бестолково,

Любя, ворожа невпопад,

Где грешника грешники судят,

За то что искал Цареград,

Которого нет и не будет.

16 июля 2020

фото

(no subject)

Бесследно исчезает яркий след
За горизонт скатившейся луны.
И я Вам не скажу ни да, ни нет
На языке прощенья и вины.
На языке неволи и тоски,
Что не имеют звуков и имен,
Вот тенью промелькнули две руки,
Как крылья заблудившихся ворон.
И растворились в сумрачной стене
Сливаясь бесконечно в сон и тьму.
И то. что мнилось неразлично мне
Доступно стало сердцу и уму.
Нелепой дрожью, жаром и волной,
И тем еще, что ведать не дано,
И тем еще , что плыло надо мной
Влетев, виясь, в разбитое окно.
Я понимал, но выразить не смел,
Но ежели бы смел, еще не мог,
Закрыв глаза я верил и смотрел,
Как двигался и жил еще немой и безымянный Бог.
фото

(no subject)



СЕМАНТИЧЕСКИЙ ОГРЫЗОК
Вымирают враги понемногу,
Воскресают друзья, наконец,
И мы молимся юному Богу,
Сочинителю свежих сердец.
Над сиреневой кромкой залива,
Только солнце погаснет едва,
Неуклюже и не торопливо
Собираем из звуков слова
Той молитвы, чье время не скоро
Посетит эту праздную глушь,
Где на троне штаны Пифагора
В голубую полоску к тому ж.
Те штаны верховодят прекрасно,
Множа кратно меня на тебя,
Чтоб в итоге мы жили безгласно,
Семантический корень дробя.
фото

(no subject)

ФОНЕТИЧЕСКИЙ ШУМ
Теплая Генуя, плещет волна.
Розы, лотки, и машин вереница.
Вид из двустворчатого окна –
Возле фонтана веселые лица.
Лебедь, застыв, неподвижен вовне.
Облако в небе, похоже, застыло.
Рифма природы случилась во мне,
Сердце забилось и позже заныло.
Господи Боже, у белой стены
Я на коленях молюсь тебе долго –
Слишком во мне накопилось вины,
Слишком убавилось веры и долга.
Дом мой далек, и беспамятен ум,
Руки сильны, тяжелы и напрасны.
Слушает слух фонетический шум,
С коим душа и язык не согласны.
Город чужой, и чужая страна,
Время чужое, и все же, и все же –
Дай мне допить мою чашу до дна,
Из милосердия, Боже.
фото

(no subject)



Благослови вас свет создавший
И ты, на грани света, век.
Забытый Бог и зверь, уставший,
Как все познавший человек.
Благослови вас, увяданье,
Покоя стертые черты,
И мера общая страданья,
И мера общей доброты.
Благослови в года пустые,
Во все иные времена,
И те великие простые
Безумий наших имена.
Я вас прошу, да будьте святы,
Пусть отзовется словом – медь,
Все, что крылато, – то распято,
Так шло до нас, так будет впредь
фото

(no subject)

В начале дня или начале века,
Мне кажется, бессмысленно вполне
Зубрить устав живого человека,
Сжигаемого буднично в огне,
Светить свечу над призраком и дымом,
И тень ловить крылатым рукавом,
И, становясь прекрасно нелюдимым,
Не преуспеть в столетье роковом.
И, что всего печальнее и горше, –
Опять любить, как водится, навзрыд
В иванове, париже или орше,
Среди родных и бедных пирамид.
И снова и устало, и убого
Звезды огарок, брошенный с небес,
Не понимая, принимать за Бога,
Который и сгорел, и не воскрес,
И восходить из выжженного лона,
Забыв весь опыт, свой или чужой,
Не веря, верить даже в слово оно
Над меж людей начертанной межой.
фото

(no subject)

МОЛИТВА

Вина моя не велика,
Что жив пока.

Что не сгорел в слепом огне,
Вина на мне.

Что нет в руках моих щита,
Что в голове одна тщета.

Одна тщета, вторая тож
Жизнь на бессилие помножь,

Итог — ни пули, ни меча,
Ни шубы с царского плеча,

Ни власти розги и кнута,
И тут тщета.

Напротив сяду детских глаз,
Помилуй Бог и дальше нас.