Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

фото

(no subject)

Мы венчались с тобой на рассвете
Долгожданного званного дня,
С красным прочерком в волчьем билете,
В свете сумерек вместо огня.

Белый агнец от крови дымился,
Черный агнец окрасил алтарь,
И завет предначертанный сбылся,
Когда тексты читал пономарь.

И сгибалось пространство до лиры,
Исчезало пространство тревог.
Где скитались мы, наги и сиры,
По пустыне по имени Бог.




фото

(no subject)

ГЕНИЙ ДРЯХЛОЙ КРАСОТЫ

То, что я тебе не верю,
Ничего, переживу.
Не нужна обуза зверю
И во сне, и наяву.

Снова храм в душе разрушен,
На пожарище жнивье.
Я, конечно, равнодушен.
Не мое, что не мое.

Белый сад, немного грога.
Свежий сумрак за окном.
Как мне мало доли Бога
В светлом имени твоем.

Поживу, опять устану.
Помолчу, передохну,
Забинтую туго рану
И в Венецию махну.

Ну а там – сюжет потопа.
Капители и мосты.
Та же вечная Европа,
Гений дряхлой красоты.




фото

(no subject)

МОЛИТВА

Благослови вас свет создавший
И ты, за гранью света, век.
Забытый Бог и зверь, уставший,
Как все познавший человек.

Благослови вас, увяданье,
Покоя стертые черты,
И мера общая страданья,
И мера общей доброты.

Благослови в года пустые,
Во все иные времена,
И те великие простые
Безумий наших имена.

Я вас прошу, да будьте святы,
Пусть отзовется словом – медь,
Все, что крылато, – то распято,
Так шло до нас, так будет впредь.
.




фото

(no subject)

ВРЕМЯ ЖАТВЫ

Впереди цветет миндаль,
За спиной - печать заката,
И куда не глянешь — даль
Сизым облаком крылата.

И уходит из под ног
Безымянная дорога,
Что стелил когда-то Бог
От заветного порога.

Молкнет медная труба
Век служившая усердно,
Вот и новая судьба
Знать ко мне не милосердна.

Между двойкой и тремя
На мишени числюсь в тире.
Пожалей сегодня мя,
Грешный ангел в грешном мире.

Как тиха земная дрожь,
Не земная душу манит.
То что сеял, не пожнешь,
Время жатвы не настанет.

фото

(no subject)

Постучи мне в грудь посреди ночи, ,
Прогони из глаз надоевший сон.
Я сниму с гвоздя впопыхах ключи,
Распахну себя, да и сердце вон.

В полнолунье лёт на двоих как раз,
Далеко лететь, да недолг путь,
Пара легких рук, пара грешных фраз,
И еще не в счет э т о что нибудь.

И такой покой в том краю святом
Пополам с тобой, пополам со мной.
Поперек и вдоль не закрытый дом,
И бокал вина до краев с виной.

А потом влетит полуночный тать,
И отымет жар и погасит звук.
И душа опять будет чутко ждать,
Этот твой и вдруг еле слышный стук.

фото

(no subject)

Вера еще в зените,
В руке упруго цевье.
Что не мое – возьмите.
Все, что мое, – мое.

Белка – в кормушке белой.
Ты – в упрямстве святом.
Все, что не сделал, – делай,
Жизнь или смерть потом.

Двор неметен с апреля,
Крыша ржава года.
Но кровь не остыла в теле,
Прочее – не беда.

И, разум закрыв ладонью,
Дни в наважденьи длю.
Душу твою воронью
Слепо и в долг люблю.
Leonid Latynin

фото

(no subject)

ЛЕС МАРИЕНБАДА

Вчерашний день – моя награда,
Но день грядущий – царь и бог.
СлавкОвский лес Мариенбада
Бубнит свой праздный монолог.

Там на краю в кольце дубравы
Колеблется, мерцая, скит.
Где были оба мы не правы,
Разбив о быт верховный Быт,

Где плыло, таяло и пело
С одной душой на долгий миг
Четырехрукое земное тело.
Четвероокой светлый лик

Зачем -то жил в огне и гневе,
Зачем- то мерк потом дымя.
Зачем -то надо было деве
Распять тогда на солнце мя.

Что пережил я. Бога ради,
Чтоб не сойти опять с ума.
Сожгите прошлые тетради.
В них только морок и чума.




фото

(no subject)

Как бешено люблю я эту воду,
Что хлещет сверху, золотом дымясь,
Лицо и грудь подставив небосводу,
Я с ней вступаю в медленную связь.

Деревьев ветви желты и прозрачны,
И алых маков головы влажны,
И облака – и дымчаты, и мрачны –
Из края в край плывут, обнажены.

И я молюсь и плачу не напрасно,
И вот вверху, пронзив земной зенит,
Кривой зигзаг колеблется прекрасно
И колет вдрызг гранитный монолит.

Гроза моя, сестра моя по страху,
По ужасу, по свету и огню,
Залей дождем казенную рубаху,
Дымящеюся влагой парвеню.

И задыхаясь, чудом пораженный,
Я в травы на колени упаду,
Полуживой, уже полусожженный
В твоем, гроза, божественном аду.
фото

(no subject)

ЧЕРВОННОЕ ЭХО

Как мало волнуют земные дела,
Болезнь или смерть, или прочие штуки.
У каждого слова четыре угла,
И каждому приданы звуки.

Но эту печаль не дано никому
Развеять по мысли и выразить просто,
Как вырезать в солнце мельчайшую тьму
Забытого Богом погоста.

Там так непригляден не вечный покой,
Как он непригляден и выше,
Где неба квадратного даль за рекой
И города темные крыши,

Там дружно бокалы звенят без вина
Под тосты беззвучного смеха,
И музыка плачет прекрасно пьяна
Под вздохи червонного эха.

фото

(no subject)


КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Как хорошо, что смерти нет,
И прах всего лишь прах,
Накинь на сон мой легкий плед
На четырех ветрах.

Свяжи из пряжи нежных слов
Воздушное аминь,
И извлеки из детских снов
Другого неба синь.

И память прошлую развей
По всей земной глуши,
И не забудь любви моей
Об этом напиши,

Как обнимал ночной залив,
Как плыл волне в упор,
Как был в полночный час красив
Туманный абрис гор.

Еще о том, что плеч покат
Пронзительно был бел.
И что вернуться к ней назад
Мой грешный Бог велел.