Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

фото

(no subject)

ЖАЛЕЙКА
Залетела луна в незакрытую дверь,
Покружив недолгО, улетела в окно,
Я уеду опять в позапрошлую Тверь,
Буду пить по ночам молодое вино.
И смотреть на луну, что со мною жила,
Пусть недолго, а все же, как хочешь суди,
И была так послушна, ровна и мила,
И с серебряной розой в груди.
Буду ждать не спеша и желать и тужить,
И жалейку свяжу из железной травы,
А луна с кем - то будет затейливо жить,
С оловянной короной вокруг головы.
А жалейка - дышать, согреваясь от рук,
А душа - холодить ненавистную речь,
И серебряной нитью пронизанный звук
Будет звать наугад и жалеть, и беречь.
фото

(no subject)



БЛОКОВСКИЕ ФОНАРИ
Какое солнце молодое,
Какая плоская земля.
И на холме дымится Троя
На фоне красного кремля.
И те цвета вдали едины,
И рознь меж ними не видна.
Я выпил обе половины
Суть наваждения до дна.
И эта смесь вины и веры,
Со справедливостью внутри,
Увы, такие же химеры
Как блоковские фонари.
Неяркий свет на два квадрата.
Деревья хворые в саду.
И что твои ума палата
При свете мысли какаду.
Тяни себе из смуты нити
И не спеши из круга вон.
Все повторяется в граните.
И жизнь, и смерть и даже сон.
фото

(no subject)

ТРУДНО НЕ БЫТЬ

Трудно не быть, не сметь и не ждать.
А так вот просто умеренно тлеть,
Смотреть, как летит по небу кровать,
В которой не спит смерть.
Вот кто- то открыл на тебя глаза,
И удивился, что ты еще есть.
И кто - то изрек, не против, а за
Пришедшую с юга весть,
Где кипит в казанЕ мировая скорбь,
Где булькает жижа и наших судеб.
Слева Двина, а правее Обь
В чаше вино и на блюде хлеб.
Так разломи пополам ломоть,
Вылей глоток в горло вина.
Благослови пищу, Господь.
Нынче чума, завтра война.
Локоть вдави ниже груди,
Гул перемен слышать пора.
Жаль, что намедни - «все впереди».
Без паузы стало -"вчера».
фото

(no subject)



В день восьмой до январских календ,
И в пятнадцатый день луны,
Завершается долгий адвент,
И сбываются вещие сны.
И земля повернет назад,
Как в пропасть бегущий скот,
И даст плоды не родивший сад,
Но горек будет тот плод.
И старая смоква взмахнет крылом,
И месяц удвоит число луны,
И посреди Урала вспухнет разлом
Среди мира, а не страны.
И два барана глаза в глаза
Проявят волю свою.
И гроздь винограда протянет лоза,
Тому кто осилит в бою.
И Ирода ночь изойдет длинна,
И Ирод сойдет с ума.
И будет вина, у кого не вина.
И будет свет, у кого тьма.
Повесть сия моя - не моя,
А того кто несет вам речь.
Тлеют земли по бокам края,
Времен округляя течь.
фото

(no subject)

·
Это видят: Доступно все
Земная жизнь закончилась давно,
В которой всех событий - на пол дня.
И лишь смотрю реальное кино,
В котором, слава Богу, нет меня.
Арабский ветер над кремлем навис,
Европа тает, как весенний снег,
Китайский бред является на «бис»
В очередной за Хиросимой век.
А были ли счастливей времена?
А будут ли, наверно, не поймешь.
Реальны лишь посудина вина
Да хлеба кус, за вожделенный грош.
Зачем- то Рим зажег опять огни,
Манеж кипит, как мясо в казане.
И это все - единственные дни,
На краткий миг дарованные мне.
фото

(no subject)


Ни прощания, ни прощения
Ни того, что вдали видней,
А веселое извещение
О начале прошедших дней.
Где мне душу душа опрокинула,
Где текло наугад через край,
Все что было еще не минуло,
А умчалось в холодный май.
И опять половина месяца,
И опять поперек судьбы
Жизнь не спит, а поет и бесится
От насквозь золотой гульбы.
То шагнет в середину пропасти,
Толи небыль, а толи быль,
То поднимут шальные лопасти,
И размелют по ветру в пыль.
И летишь себе в небо падая,
И кричишь в себя тем что дно.
Толи Кинешма, толи Падуя
С грешной тенью навзрыд заодно.
фото

(no subject)

ШКОЛЬНЫЙ ДНЕВНИК
Ко мне возвращается зрение,
Где небо земли крупней.
Опять заглянуло везение
Из самых далеких дней.
Вернулись листы архивные
В папке с синей тесьмой,
Где строки в года наивные
Беседу вели со мной.
И нет драгоценней милости
Смотреться опять в зеркала
Бессвязности, но не бескрылости
В царстве добра без зла,
Беспечности и метания,
От Рима до Воркуты,
И к каждой твари внимания,
И с каждой легко на «ты».
Мерцания Бога в инее,
И крыльев размах в ходьбе
И мыслей прямые линии
в посмертной своей судьбе.
фото

(no subject)



Остров Крит
Как хочется пить, а кругом вода,
Как хочется жить, а кругом смерть.
И сквозь меня натянуты провода
Один провод сметь, а другой не сметь.
Только тронь, и каждый искрит,
А если замкнуть, не сносить головы.
Хорошо, что есть на земле этой остров Крит.
На расстояньи доступности от Москвы.
Птицы кричат, море шумит.
Ор куропаток визглив и груб.
Журчит родник из под мраморных плит,
Так бы и выпил все не отрывая губ.
Кто я, кому, пригодился на час,
Тужится небо, рожая темь.
И что с того, что я еще не погас,
Часы считают - девять, восемь, семь…
фото

(no subject)

ЖАЛЕЙКА
Залетела луна в незакрытую дверь,
Покружив недолгО, улетела в окно,
Я уеду опять в позапрошлую Тверь,
Буду пить по ночам молодое вино.
И смотреть на луну, что со мною жила,
Пусть недолго а все же, как хочешь суди,
И была так послушна ровна и мила,
И с серебряной розой в груди.
Буду ждать не спеша и желать и тужить,
И жалейку свяжу из железной травы,
А луна с кем - то будет затейливо жить,
С оловянной короной вокруг головы.
А жалейка дышать , согреваясь от рук,
А душа холодить ненавистную речь,
И серебряной нитью пронизанный звук,
Будет звать наугад и жалеть, и беречь.
фото

(no subject)

В БЕССОНИЦУ

Ни прощания, ни прощения,
Ни того, что вдали видней,
А веселое извещение
О начале прошедших дней.

Где мне душу душа опрокинула,
Где текло наугад через край,
Все что было еще не минуло,
А умчалось в холодный май.

И опять половина месяца,
И опять поперек судьбы
Жизнь не спит, а поет и бесится
От насквозь золотой гульбы.

То шагнет в середину пропасти,
То ли небыль, а то ли быль,
То поднимут шальные лопасти,
И размелют по ветру в пыль.

И летишь себе в небо падая,
И кричишь в себя тем что дно.
То ли Кинешма, то ли Падуя
С грешной тенью навзрыд заодно.