Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

фото

(no subject)

·
Это видят: Доступно все
Земная жизнь закончилась давно,
В которой всех событий - на пол дня.
И лишь смотрю реальное кино,
В котором, слава Богу, нет меня.
Арабский ветер над кремлем навис,
Европа тает, как весенний снег,
Китайский бред является на «бис»
В очередной за Хиросимой век.
А были ли счастливей времена?
А будут ли, наверно, не поймешь.
Реальны лишь посудина вина
Да хлеба кус, за вожделенный грош.
Зачем- то Рим зажег опять огни,
Манеж кипит, как мясо в казане.
И это все - единственные дни,
На краткий миг дарованные мне.
фото

(no subject)


Ни прощания, ни прощения
Ни того, что вдали видней,
А веселое извещение
О начале прошедших дней.
Где мне душу душа опрокинула,
Где текло наугад через край,
Все что было еще не минуло,
А умчалось в холодный май.
И опять половина месяца,
И опять поперек судьбы
Жизнь не спит, а поет и бесится
От насквозь золотой гульбы.
То шагнет в середину пропасти,
Толи небыль, а толи быль,
То поднимут шальные лопасти,
И размелют по ветру в пыль.
И летишь себе в небо падая,
И кричишь в себя тем что дно.
Толи Кинешма, толи Падуя
С грешной тенью навзрыд заодно.
фото

(no subject)

ШКОЛЬНЫЙ ДНЕВНИК
Ко мне возвращается зрение,
Где небо земли крупней.
Опять заглянуло везение
Из самых далеких дней.
Вернулись листы архивные
В папке с синей тесьмой,
Где строки в года наивные
Беседу вели со мной.
И нет драгоценней милости
Смотреться опять в зеркала
Бессвязности, но не бескрылости
В царстве добра без зла,
Беспечности и метания,
От Рима до Воркуты,
И к каждой твари внимания,
И с каждой легко на «ты».
Мерцания Бога в инее,
И крыльев размах в ходьбе
И мыслей прямые линии
в посмертной своей судьбе.
фото

(no subject)



Остров Крит
Как хочется пить, а кругом вода,
Как хочется жить, а кругом смерть.
И сквозь меня натянуты провода
Один провод сметь, а другой не сметь.
Только тронь, и каждый искрит,
А если замкнуть, не сносить головы.
Хорошо, что есть на земле этой остров Крит.
На расстояньи доступности от Москвы.
Птицы кричат, море шумит.
Ор куропаток визглив и груб.
Журчит родник из под мраморных плит,
Так бы и выпил все не отрывая губ.
Кто я, кому, пригодился на час,
Тужится небо, рожая темь.
И что с того, что я еще не погас,
Часы считают - девять, восемь, семь…
фото

(no subject)

ЖАЛЕЙКА
Залетела луна в незакрытую дверь,
Покружив недолгО, улетела в окно,
Я уеду опять в позапрошлую Тверь,
Буду пить по ночам молодое вино.
И смотреть на луну, что со мною жила,
Пусть недолго а все же, как хочешь суди,
И была так послушна ровна и мила,
И с серебряной розой в груди.
Буду ждать не спеша и желать и тужить,
И жалейку свяжу из железной травы,
А луна с кем - то будет затейливо жить,
С оловянной короной вокруг головы.
А жалейка дышать , согреваясь от рук,
А душа холодить ненавистную речь,
И серебряной нитью пронизанный звук,
Будет звать наугад и жалеть, и беречь.
фото

(no subject)

В БЕССОНИЦУ

Ни прощания, ни прощения,
Ни того, что вдали видней,
А веселое извещение
О начале прошедших дней.

Где мне душу душа опрокинула,
Где текло наугад через край,
Все что было еще не минуло,
А умчалось в холодный май.

И опять половина месяца,
И опять поперек судьбы
Жизнь не спит, а поет и бесится
От насквозь золотой гульбы.

То шагнет в середину пропасти,
То ли небыль, а то ли быль,
То поднимут шальные лопасти,
И размелют по ветру в пыль.

И летишь себе в небо падая,
И кричишь в себя тем что дно.
То ли Кинешма, то ли Падуя
С грешной тенью навзрыд заодно.




фото

(no subject)

БЛОКОВСКИЕ ФОНАРИ

Какое солнце молодое,
Какая плоская земля.
И на холме дымится Троя
На фоне красного кремля.

И те цвета вдали едины,
И рознь меж ними не видна.
Я выпил обе половины
Суть наваждения до дна.

И эта смесь вины и веры,
Со справедливостью внутри,
Увы, такие же химеры
Как блоковские фонари.

Неяркий свет на два квадрата.
Деревья хворые в саду.
И что твои ума палата
При свете мысли какаду.

Тяни себе из смуты нити
И не спеши из круга вон.
Все повторяется в граните.
И жизнь, и смерть и даже сон.





фото

(no subject)


ДВЕНАДЦАТЬ ЛУН

Мясо, кости, шум дождя,
Ветер, бронза, рокот струн,
Есть у брачного вождя
На пиры двенадцать лун.

Вот он в длань берет пращу,
Вот он вывернул плечо,
Кровь стекает по плащу,
Медленно и горячо.

Что сказать тебе не в ор,
Чтоб пробить свинцовый лоб,
Этот век палач и вор,
Меньше вор и больше жлоб.

Разведи ладони глаз,
Размахни крыла навстречь,
Загляни на этот раз,
Где на дне мерцает речь,

Лавой движется дымя,
Освещая грешный путь.
Сумасшедшим помни мя,
Прочим, напрочь позабудь.

БЛОКОВСКИЕ ФОНАРИ

Какое солнце молодое,
Какая плоская земля.
И на холме дымится Троя
На фоне красного кремля.

И те цвета вдали едины,
И рознь меж ними не видна.
Я выпил обе половины
Суть наваждения до дна.

И эта смесь вины и веры,
Со справедливостью внутри,
Увы, такие же химеры
Как блоковские фонари.

Неяркий свет на два квадрата.
Деревья хворые в саду.
И что твои ума палата
При свете мысли какаду.

Тяни себе из смуты нити
И не спеши из круга вон.
Все повторяется в граните.
И жизнь, и смерть и даже сон.

фото

(no subject)

ИСПОВЕДЬ

Коровье седло прилепилось к спине,
И мрамор из воска растаял уже,
Я жил, как и умер конечно во сне
На самом последнем своем этаже.

Посредством печали с участием масс
Я высветлил полночь до яркого дня,
Улиток без шубы от холода спас,
И те полюбили зеркально меня.

Но эта заслуга совсем не моя,
А только того, кто за туло держа,
Таскал по доске безнадежного «я»
Меня, как упавшего наземь стрижа.

А полночь тянулось, а свет молодел,
Мерцал, освещая не пройденный путь.
Как много осталось не сделанных дел,
Отложенных зря на бессмертную муть.

17 декабря 2017




фото

(no subject)

В день восьмой до январских календ,
И в пятнадцатый день луны,
Завершается долгий адвент,
И сбываются вещие сны.

И земля повернет назад,
Как в пропасть бегущий скот,
И даст плоды не родивший сад,
Но горек будет тот плод.

И старая смоква взмахнет крылом,
И месяц удвоит число луны,
И посреди Урала вспухнет разлом
Среди мира, а не страны.

И два барана глаза в глаза
Проявят волю свою.
И гроздь винограда протянет лоза,
Тому кто осилит в бою.

И Ирода ночь изойдет длинна,
И Ирод сойдет с ума.
И будет вина, у кого не вина.
И будет свет, у кого тьма.

Повесть сия моя - не моя,
А того кто несет вам речь.
Тлеют земли по бокам края,
Времен округляя течь.