Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

фото

(no subject)

Земная жизнь закончилась давно,
В которой всех событий - на пол дня.
И лишь смотрю реальное кино,
В котором, слава Богу, нет меня.

Арабский ветер над кремлем навис,
Европа тает, как весенний снег,
Китайский бред является на «бис»
В очередной за Хиросимой век.

А были ли счастливей времена?
А будут ли, наверно, не поймешь.
Реальны лишь посудина вина
Да хлеба кус, за вожделенный грош.

Зачем- то Рим зажег опять огни,
Манеж кипит, как мясо в казане.
И это все - единственные дни,
На краткий миг дарованные мне.

фото

(no subject)

КАПЛИ КРОВИ С НЕБЕС

Я уже не воюю,
Войн без меры и так,
Свою медную сбрую
Я отдал за пятак.

Где-то мимо удача,
Где -то близко исход.
Отсыревшая дача,
Сумасшедший народ.

Танет бредом и дымом,
Раскаленным  свинцом.
Не Нарымом, так  Крымом,
То  и вовсе Ельцом.

Мне бы склянку сухого,
И в закус дребедень,
Николая  Второго
Здесь полощется тень.

Вижу  машет руками,
В каждой ржавый обрез.
И высоко над нами
Капли крови с небес.

фото

(no subject)

В СТРАНЕ  ДУРАКОВ

Ныне и присно во веки веков
Жить мне случилось  в стране дураков,
В мире родных,  дорогих дураков,
Ныне и присно во веки веков.

Как я любил их и скопом, и врозь,
Мудро любил, и любил на авось,
Нежно любил и безбожно, увы,
Тайно любил на задворках Москвы.

Годы прошли, как лавина в горах,
Коротко так, как небрежное "ах",
Как мимолетный, нечаянный  страх,
Кратко – в уме, но короче – в умах.

Бедными были, а стали – больны
Те дураки моей скорбной страны,
Всех разбросало, как ветром листву –
Прежде во сне, но потом наяву.

Некому вспомнить случится потом,
Как я любил эту землю и дом.
Некому будет молиться: «Еси,
Имя забудь, но когда-то спаси», -

Бедные речи, пустые слова,
Что по закону сложил естества,
Просто сложил на обрывках бумаг
Мелкого чину  бессмертный дурак.

фото

(no subject)

Как хочется пить, а кругом вода,
Как хочется жить, а кругом смерть.
И сквозь меня натянуты провода
Один провод сметь, а другой не сметь.

Только тронь, и каждый искрит,
А если замкнуть, не сносить головы.
Хорошо, что есть на земле этой остров Крит.
На расстояньи доступности от Москвы.

Птицы кричат, море шумит.
Ор куропаток визглив и груб.
Журчит родник из под мраморных плит,
Так бы и выпил все не отрывая губ.

Кто я, кому, пригодился на час,
Тужится небо, рожая темь.
И что с того, что я еще не погас,
Часы считают - девять, восемь, семь…

фото

(no subject)

Земная жизнь закончилась давно,

В которой всех событий - на пол дня.

И лишь смотрю реальное кино,

В котором, слава Богу, нет меня.


Арабский ветер над кремлем навис,

Европа тает, как весенний снег,

Китайский бред является на «бис»

В очередной за Хиросимой век.


А были ли счастливей времена?

А будут ли, наверно, не поймешь.

Реальны лишь посудина вина

Да хлеба кус, за вожделенный грош.


Зачем- то Рим зажег опять огни,

Манеж кипит, как мясо в казане.

И это все - единственные дни,

На краткий миг дарованные мне.

фото

(no subject)

Неутешно, светло и забыто
Плачет иволга в желтой листве,
Как устал я от бурного быта
В сумасшедшей и праздной Москве.

Междуцарствие сонное длится,
Жизнь отложена и смещена,
Неразличны эпохи и лица,
Одинаковы суть времена.

Вдоль империи – гул и разлука,
В середине – пальба и гульба.
Как обрыдла мне эта наука
Превращения рыбы в раба.

И с какой это розничной стати
Я застрял в разночинной глуши
На летающей низко кровати
В незатейливом ритме души.

А вокруг – безнадежные крыши
В рыжей ржавчине каменных рос…
Но гулит этой мерзости выше
Вроде голубь, а может – Христос.

фото

(no subject)

В день восьмой до январских календ,
И в пятнадцатый день луны,
Завершается долгий адвент,
И сбываются вещие сны.
И земля повернет назад,
Как в пропасть бегущий скот,
И даст плоды не родивший сад,
Но горек будет тот плод.
И старая смоква взмахнет крылом,
И месяц удвоит число луны,
И посреди Урала вспухнет разлом
Среди мира, а не страны.
И два барана глаза в глаза
Проявят волю свою.
И гроздь винограда протянет лоза,
Тому кто осилит в бою.
И Ирода ночь изойдет длинна,
И Ирод сойдет с ума.
И будет вина, у кого не вина.
И будет свет, у кого тьма.
Повесть сия моя - не моя,
А того кто несет вам речь.
Тлеют земли по бокам края,
Времен округляя течь.
фото

(no subject)

ЖАЛЕЙКА
Залетела луна в незакрытую дверь,
Покружив недолгО, улетела в окно,
Я уеду опять в позапрошлую Тверь,
Буду пить по ночам молодое вино.
И смотреть на луну, что со мною жила,
Пусть недолго, а все же, как хочешь суди,
И была так послушна, ровна и мила,
И с серебряной розой в груди.
Буду ждать не спеша и желать и тужить,
И жалейку свяжу из железной травы,
А луна с кем - то будет затейливо жить,
С оловянной короной вокруг головы.
А жалейка - дышать, согреваясь от рук,
А душа - холодить ненавистную речь,
И серебряной нитью пронизанный звук
Будет звать наугад и жалеть, и беречь.
фото

(no subject)



БЛОКОВСКИЕ ФОНАРИ
Какое солнце молодое,
Какая плоская земля.
И на холме дымится Троя
На фоне красного кремля.
И те цвета вдали едины,
И рознь меж ними не видна.
Я выпил обе половины
Суть наваждения до дна.
И эта смесь вины и веры,
Со справедливостью внутри,
Увы, такие же химеры
Как блоковские фонари.
Неяркий свет на два квадрата.
Деревья хворые в саду.
И что твои ума палата
При свете мысли какаду.
Тяни себе из смуты нити
И не спеши из круга вон.
Все повторяется в граните.
И жизнь, и смерть и даже сон.
фото

(no subject)

ТРУДНО НЕ БЫТЬ

Трудно не быть, не сметь и не ждать.
А так вот просто умеренно тлеть,
Смотреть, как летит по небу кровать,
В которой не спит смерть.
Вот кто- то открыл на тебя глаза,
И удивился, что ты еще есть.
И кто - то изрек, не против, а за
Пришедшую с юга весть,
Где кипит в казанЕ мировая скорбь,
Где булькает жижа и наших судеб.
Слева Двина, а правее Обь
В чаше вино и на блюде хлеб.
Так разломи пополам ломоть,
Вылей глоток в горло вина.
Благослови пищу, Господь.
Нынче чума, завтра война.
Локоть вдави ниже груди,
Гул перемен слышать пора.
Жаль, что намедни - «все впереди».
Без паузы стало -"вчера».