Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

фото

(no subject)



МЕХ ВОЛХВА
Мы спали на полу в чужом Париже,
Мы знали то, что выдумать нельзя,
Куда ж теперь задумчивые лыжи
Несут меня, по воздуху скользя.
Среди зимы, короткой и бесснежной.
Среди дерев, озябших на ветру.
Я знал тебя упрямой и мятежной,
Ты начала, я выиграл игру.
А воздух бел и вывернут наружу,
Как мех волхва, что кружится, скача.
Я, как и должно, принимаю стужу,
Прикрыв лицо окраиной плеча.
И вижу то, что встречено и скрыто,
И то потом, живущее уже.
Овальный дом, разбитое корыто,
И бронзы свет на пятом этаже.

фото

мех волхва

Мы спали на полу в чужом Париже,
Мы знали то, что выдумать нельзя,
Куда ж теперь задумчивые лыжи
Несут меня, по воздуху скользя.

Среди зимы, короткой и бесснежной.
Среди дерев, озябших на ветру.
Я знал тебя упрямой и мятежной,
Ты начала, я выиграл игру.

А воздух бел и вывернут наружу,
Как мех волхва, что кружится, скача.
Я, как и должно, принимаю стужу,
Прикрыв лицо окраиной плеча.

И вижу то, что встречено и скрыто,
И то потом, живущее уже.
Овальный дом, разбитое корыто,
И бронзы свет на пятом этаже.
фото

мех волхва

Мы спали на полу в чужом Париже,
Мы знали то, что выдумать нельзя,
Куда ж теперь задумчивые лыжи
Несут меня, по воздуху скользя.

Среди зимы, короткой и бесснежной.
Среди дерев, озябших на ветру.
Я знал тебя упрямой и мятежной,
Ты начала, я выиграл игру.

А воздух бел и вывернут наружу,
Как мех волхва, что кружится, скача.
Я, как и должно, принимаю стужу,
Прикрыв лицо окраиной плеча.

И вижу то, что встречено и скрыто,
И то потом, живущее уже.
Овальный дом, разбитое корыто,
И бронзы свет на пятом этаже.
фото

(no subject)

Умыться, застегнуться и собраться,
Продолжить, оборвать и позабыть…
Ах, волчья сыть, чего тебе бояться?
Чего тебе бояться, волчья сыть?

Неправых нет. И все не виноваты
В пространстве сером дыма без огня.
И правят бал футбольные фанаты,
Все сферы бытия заполоня.

Трава асфальт болезненно пробила.
Реестр смертей растет, как на дрожжах.
А мы с собой сражаемся уныло,
Пока задор последний не зачах.

Что нам до мира с вывихом и тленом.
До пирамид, нацеленных в зенит…
А кровь бежит, пульсируя по венам,
И, выйдя вон, и плачет, и звенит.

4 июня 2007
фото

(no subject)

В Кейсарии, на стадионе, сидя в императорской
ложе , Иосиф Флавий наблюдал, как плененные
защитники Храма убивали друг друга.



Бедный Флавий, служа отчизне,
Проклинаемый ею стократ,
На твоей бесконечной тризне
Что за страсти века кипят.

Не прощаемо и любимо,
Ты живешь, неземной солдат,
Добровольный невольник Рима,
Оказавшийся Римом над.

Да и нет - не имут ответа,
Под ногами тверда вода.
До другого берега Леты
Не дойти тебе никогда.


Кейсария
25 июля 2007